Лето 2006 год. Британская Колумбия. Принстон. Хоуп.

Мы ехали через высокие горы , перевалы переходили в крутые спуски. Дорога была достаточно дикой ( после плотно населенной долины Оканаган), так как на ней до Абботсфорда (на несколько сотен километров) были только два малюсеньких городочка, если можно так сказать, тысяч по пять-десять жителей.


Один городок Принстон, другой- Хоуп ( в переводе с английского- надежда). Поскольку дорога была крутовата своими перевалами или открытыми степями ( и не было там никакой возможности остановиться для оправки, то мы очень ждали городок Принстон, дабы попасть там в такое прозаичное место как туалет. Мы спускались с перевала перед городком Принстон, когда вдруг на очередном крутом повороте на спуске наша машина как-то немного задергалась, у нее упали обороты и мотор заглох…Мы естественно резко остановились сразу за тем самым крутым поворотом вниз. На попытки Сереги ее завести машина не реагировала, а место для стоянки машины было более чем неудачное, так как выскакивающие из-за поворота машины, не всегда могли отреагировать на внезапное препятствие, в виде нашей машины. Причем и съехать на обочину тоже не представлялось возможным, так как слева у нас была вертикальная стена горы, а справа просто обрыв…

Мы были шокированы происшедшим, у нас даже не было знака аварийной остановки ( только лампочки на машине) такие вот мы расслабленные чайники. Потому быстро приняли решение выставить Таню в красном костюме перед поворотом, чтобы хоть как-то облегчить ситуацию пока мужики заглянут под капот. Нам нереально повезло, что Игорь был прирожденный автомеханик, в отличие от просто водителя Сереги, который машину водит изумительно, но в ее починке не понимает абсолютно ничего. Копаться под капотом было бы значительно легче , если бы мы уже посетили то место, в которое надеялись попасть после спуска, и если бы мы стояли не столь опасно. Вскрытие капота не дало сразу никаких результатов. Видимых нарушений не было, потому нужно было присматриваться более подробно. Потому наилучшим решением было откатить машину вниз, в более безопасное место. Мы впряглись в Аметиста и неожиданно легко потолкали его вниз. Нам помогало то, что это было все таки вниз , а не вверх, да и Аметист хоть немного завелся, но движок троил нещадно и практически не тянул совершенно. Так мы допинали его до безопасной обочины внизу. И мужики еще раз покопались под капотом.

Как оказалось, если нет очевидных поломок, копаться в ней совершенно бесполезно, особенно обладая знаниями только в эксплуатации советских машин. Так как машина, построенная на компьютерных заморочках, начинает капризничать и нормальный человек не может понять чего ей в жизни не хватает. Для этого ее необходимо загнать на станцию техобслуживания, подключить к ней тестирующий компьютер и только тогда можно надеяться на успех. А, как известно, каждое такое подключение компьютера стоит денег и достаточно приличных. Так что это как всегда приличное попадалово. На сей раз машина уже заводилась, но троила или что она там делала, короче не ехала, только нервно тряслась. Стало сразу как-то всем понятно, что мы приплыли. Впереди меньше чем в полукилометре от нас были какие то домишки, и мы решили допинать машину туда, чтобы все таки не на дороге покопаться в ней еще раз или найти в домишках людей, способных помочь нам хоть чем –нибудь. Или советом или инструментами, так как у нас не было не только знака аварийной остановки , но и каких-либо инструментов, кроме ножика, чтобы порезать арбуз. День неумолимо клонился к вечеру и начинался закат. А до места нашей предполагаемой ночевки было еще около 100 км, которые на здоровой машине мы бы преодолели за час.

Допинав Аметиста до домиков, мужики решили сначала, не привлекая посторонних граждан попытаться разобраться, что же все-таки произошло. Очень осложняло это дело то, что мы так и не нашли, где в этой степи можно пописать, и эта мысль не давала покоя, превалируя над ужасом тут и заночевать. Так мужики скакали с заклинаниями ( а что еще они могли сделать в этой машине) перед открытым капотом, я же искала информацию о нашей автомобильной ассоциации, членами которой мы состоим. Теоретически она обязана была нам помочь, только мы еще не знали, чем именно она может нам помочь, так как мы купили это членство не с целью ломаться, а с целью иметь скидки на туристические услуги. А тут вдруг поломка. Нам оставалось то всего меньше пяти километров до самого городка, где наверняка должна была быть хоть какая-нибудь чахлая автомастерская. Серега позвонил таки по горячей линии этой ассоциации лишь в надежде, что может быть они подскажут ( как бывалые) что могло произойти с машиной, которая никогда и ничем не подводила. Благо мобильные телефоны у нас с собой были и была также связь ( которой в горах может и не быть). Но там ответили, что они консультаций по ремонту по телефону не дают, но могут нам подсказать, где находится от нас ближайшая мастерская и вызвать эвакуатор, чтобы нас туда дотащить. Мы предполагали, что бесплатный эвакуатор мы могли бы вызвать только на территории Калгари, а эвакуатор в этой глуши будет нам стоить будь здоров сколько, потому решили от этой услуги отказаться, удовлетворившись только адресом мастерской в пяти км от нас.

Так прошло около часа. Двигатель машины уже остыл. Мы стояли в растерянности и мыслях что делать. Решили сделать контрольный завод машины, и тут она худо-бедно завелась! Она само собой работала не так как надо, но уже не троила ( а видимо двоила или как там это называется) , и пыталась ехать. Мы быстро в нее загрузились и приняли решение попытаться проехать оставшиеся пять км до Принстона, а там будет видно. Во всяком случае ночевать в Принстоне проще, чем даже рядом с домишками в степи. Аметист не быстро , но достаточно уверенно поехал вперед, благо вся дорога дальше шла вниз, а не вверх. Мы молились не встать опять посреди дороги, так как места для возможной остановки снова стали опасными. Мужики по ходу дела продолжали гадать, что же это было, если ничего не трогая в двигателе, машина снова , хоть и плохонько, но едет. Самой ходовой идеей был выход из строя бензонасоса или бензофильтра, так как создавалось явное ощущение, что машине не хватает бензина, коего в баке было еще больше половины. Едва мы въехали в Принстон как Аметист опять сбросил обороты и отрубил мотор! Мы опять встали! Самое прикольное в этом было то, что встали мы как раз напротив кемпграунда! Стало совсем очевидно, что это судьба и сегодня мы ночуем здесь! Также рядом находилась и автомастерская, но, учитывая дело к ночи, она уже была давно закрыта. Мы это тоже посчитали хорошим знаком ( наличие мастерской, а не то что закрыта) и решили что с утречка сразу ее мастер и посмотрит, вылечит и мы понесемся на свое аэрошоу. Единственное что мы не учли, что назавтра была суббота….

Чихая и плюясь Аметист завелся и дополз своим ходом до кемпграунда, на котором к нашему счастью оказались свободные места. И мы расположились на ночь. Кемпграунд был совершенно миленьким, принадлежащим пожилой паре. Там было так мило, чисто, ухожено, уютно, спокойно по-домашнему, что мы в итоге признали его лучшим за все наши ночевки. Мы уже за минуты, заученно по пионерски разбивали палатку и настраивали барбекюшницу для приготовления горячего ужина. Естественно мы расстроились произошедшим, но наличие хорошего ночлега и вкусная еда скрасили неприятность. Ведь если подумать, так какая разница, на какой поляне ночевать, здесь или в Абботсфорде. Рядом текла изумительная горная речка, в которой утром мужик пытался профессионально намыть золотишко. Надо сказать, что мы проезжали как раз по золотым местам. В нескольких километрах вверх от Принстона мы проезжали заброшенный поселок золотодобытчиков, там сохранились все шахты и прочее. Значит, золотишко теоретически там еще может быть, только не в промышленных масштабах.

Хозяин кемпграунда, милейший старичок, все пытался нам помочь чем можно. В основном советом. Он рассказал, что поскольку завтра суббота, то рассчитывать на ранний приход мастеров глупо и вообще мастера в этой деревушке очень занятые люди.

Но мы продолжали надеяться на лучшее.

Мы проснулись ранним солнечным утром, по поляне гуляли олени,позавтракали и Серега на машине хозяина поехал договариваться с мастером насчет ремонта.

Как и предполагал старичок, все мастера были завалены заказами ( а без очереди тут влезать не принято) и до понедельника нам никто помочь не может, тем более с такой крутой штукой, как смена предполагаемого бензонасоса. Старичок помог Сереге уломать мастера, чтобы тот хотя бы взглянул на машину или провел тестирование, которое занимает минуты. Сойдясь на 100 баксов за тестирование, Серега погнал Аметиста к мастеру. Аметист завелся как всегда с пол оборота и ни о каком троении не было и речи. Все как всегда у абсолютно здоровой машины. Удивившись этому, мужики поехали к мастеру, а мы с Таней сели загорать у реки.

Довольно скоро мужики вернулись на весело бегущем Аметисте. Вскрытие и тестирование показало, что у нас прекрасный, здоровый автомобиль, у которого нет, и не предвидится проблем и вообще он здоров! Единственное к чему хоть как то можно было придраться ( ну взяли же за что-то сто баксов) это к показателю бедной смеси. То есть машине чего-то не хватало в смеси, не то бензина, не то кислорода. Мастер объяснил это тем, что мы носимся по горам, в которых разреженный воздух и машине может не хватать кислорода. На что профессиональный летчик удивился, как может не хватать машине кислорода, когда мы выше двух тысяч метров и не едем, а там с кислородом все в порядке. Причем и живем то мы в Калгари на высоте больше тысячи метров, так что для машины это не высота. Но в любом случае мастер не нашел что бы тут можно было отремонтировать, да и Аметист бежал абсолютно без нареканий, как будто и не было вчерашних проблем.

Ну что ж, мы порадовались что отделались только сотней, а не более чем полутысячей ( как за бензонасос) за ремонт и погрузившись отправились в путь на Абботсфорд. Было уже далеко за полдень. На авиашоу мы уже почти не успевали, но решили остаться там до воскресенья и посмотреть его в воскресенье вместе с закрытием.

Мы ехали и смеялись, что, дескать, Аметист как лошадка, бежал столько километров по жаре, по горам и перевалам и просто устал. Потом он отдохнул ночь и снова резво бежит по горам и по жаре. Он снова бодро взбирался на горку и преодолевал перевал, и казалось, жизнь прекрасна. Не проехали мы и двадцати километров, как он снова сбросил обороты и погас! Все повторилось в точности как и вчера! Мы стояли на голой горе на солнцепеке и мужики опять заглядывали безуспешно под капот. Все продолжали вырабатывать версии происходящего, но от этого сильно легче не становилось. В конце концов, Игорь разозлился на эту ситуацию, в которой он практически беспомощен, без инструментов и без именно этого опыта, и решил что-нибудь в ней поменять. Так он чего-то отключил в схеме и чего-то открутил на свой страх и риск кухонным ножом. И Аметист завелся! Мы мигом в него вскочили и поехали. Дорога теперь лежала у нас строго вниз с перевала, правда она была с крутыми поворотами, настоящий серпантин с высоты пары тысяч метров. Собственно мы проехали всего один такой крутой поворот и тут же Аметист опять начал умирать. Игорь предложил не останавливаться, а продолжать ехать с горы, даже с остановившимся двигателем.

Машина же может катиться с горы и без двигателя. Другой вопрос, что с выключенным двигателем у машины отключается и вся гидравлика! А потому и руль и тормоза работают сооовсем по-другому! И двигатель у нас мгновенно заглох, но мы продолжали катиться вниз, скорость неуправляемой машины росла, приближался другой крутой поворот. Серега попытался нажать на тормоза и сбросить скорость, но активный процесс торможения не наступал! Серега кричит, тормозов нет! Игорь ему в ответ, жми сильнее, должны быть. Серега уперся в педаль тормоза и рванул ручник, другой рукой он пытался управлять , ставшим тяжело управляемым рулем, мы входили в крутой поворот на спуске….Все у всех замерло…Но машина начала нехотя слушаться и затормозила за поворотом. И хотя место для остановки как всегда было более чем не удачным ( опять слепой поворот), все вылезли из машины и вытерли пот со лба, и вздохнули с облегчением. Продолжать так маршрут больше желания не было. Мы спихнули машину, насколько это можно было, в сторону от проносящихся машин. И решили просто дать ей немного отдохнуть ( как и вчера).

Двигатель остынет и может быть она побежит снова. Игорь поставил на место все, что он снимал в двигателе до этого, и этот эксперимент признали неудачным. Так что оставалось одно – ждать. Так сидели мы на жаре, на открытом месте, где опять не было шансов пописать, и ждали. Часа через полтора провели пробный завод и машина снова завелась, как и положено. Мы вскочили в нее и поехали…Правда совсем не долго, еще пару километров и встали перед очередным крутым поворотом. Испытывать судьбу еще раз, и ехать с выключенным двигателем желающих больше не было. Видимо, после такого короткого отдыха лошадка работать не желает, ей нужен ночной перерыв. Поскольку дело как всегда шло к вечеру, надо было что-то делать. Так как в этом месте даже и ночевать то негде было. На крутом горном повороте под скалой не было места даже для палатки. И как назло и связи у нас не было, так как мы уже прилично спустились с горы, и сеть никак не ловилась. Так что нужно было либо возвращаться в Принстон, либо добираться вперед еще километров сорок до городка Хоуп.

Поскольку Хоуп был несколько больше Принстона, и название у него было такое обнадеживающее ( Надежда), приняли решение добираться в Хоуп. А для этого нужно было иметь эвакуатор. Тогда Серега тормознул проходящую машину и уехал на ней в Хоуп за эвакуатором, а мы остались его ждать и изнывать от жары и непреодолимого желания пописать. Собственно этим желанием пописать, точнее поиском как это можно сделать в том месте, где это сделать невозможно, мы и развлекались. А также пили снова кока-колу и снова хотели писать…. Серега на эвакуаторе нашей ассоциации прибыл часа через два с половиной. Аметиста подцепили под передние колеса, нас посадили в сам эвакуатор ( так как в перевозимой машине ехать никому нельзя) и мы резво двинули на Хоуп. Аметист болтался сзади, а мы рассматривали пейзаж за окном. Водила рассказал нам о том, что в этих местах снималась бездна голливудских фильмов. Один из самых известных это Роки. Он показал нам заправку и маленький городок, где проходили съемки. И через две недели после окончания съемок, эта заправка сгорела, но ее останки оставили как памятник съемкам этого знаменитого фильма. Так нас довезли до Хоупа и запарковали прямо на кемпграунде, где нам и предстояло теперь по любому провести две ночи до понедельника, так как суббота уже закончилась, а в воскресенье тут люди не работают!

Но самое приятное было то, что с нас не взяли ни копейки за эвакуатор, так как мы члены ассоциации и мы пострадали. Единственно, что такой бесплатный сервис по Канаде возможен только в том случае, если тебя довозят до ближайшего к месту происшествия населенного пункта. И эвакуатор всегда будет подаваться оттуда. Так если бы Серега не сам поехал за эвакуатором в Хоуп, а мы вызвали бы его по телефону, то нам бы пришлось возвращаться в Принстон, так как он был ближе. Но в любом случае в диапазоне 50 км мы могли рассчитывать на бесплатный сервис. Так мы обосновались на длительный постой на реке Фрезер в городишке Хоуп. Фрезер это довольно крупная и длинная река. И в ее верховьях добывали золото во времена золотой лихорадки. Около нашего кемпграунда был небольшой пляжик на реке и он весь сверкал. Конечно, он сверкал, видимо не от частичек золота, а от слюды в нем, но каким то боком это все равно видимо имело отношение к золотишку. Во всяком случае, мы себя этим тешили и любовались песком и игрой блесток в воде.

Поскольку мы прибыли на место вынужденной нашей ночевки слишком рано, то нам было остро необходимо поднять убитое второй поломкой и тем, что нам тут придется торчать два дня настроение. Для этого разбив палатку , мы отправились в городок просто так его осмотреть и заодно найти ликерный магазинчик в котором прикупить чего на ужин. После длительных поисков и опроса населения, был найден необходимый магазинчик, который еще не был закрыт. И приобретено пиво в необходимом для поднятия настроения количестве. Поскольку алкоголь на кемпграундах запрещен, то употребляли мы пиво из термокружек, разливая его прямо в холодильнике под крышкой.

 

 

Запись опубликована в рубрике Мы путешествуем. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев на «Лето 2006 год. Британская Колумбия. Принстон. Хоуп.»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.