О секьюрити-интервью в Москве в феврале 2010. Рассказ Романа (Bender)

RCMP

Наши читатели продолжают делиться с вами своим опытом в прохождении иммиграционного процесса:) Сегодня наш читатель Bender ( очевидно родственник Остапа:) прислал рассказ о том, как его любимая жена проходила секьюрити интервью в Москве в посольстве Канады. Секьюрити интервью это такая дополнительная штука, которую проходят далеко не все, в основном это видимо люди, которые были связаны с работой на некоторые госорганы и могли иметь доступ к гостайнам и всему прочему. Например военные, милиция, летчики,моряки, работники какой-нибудь оборонки  и т.д.. Потому я думаю вам будет полезно узнать как же все проходит, чтобы ваши страхи развеялись:) Ваша задача говорить правду и только правду и тогда вам ничего будет не страшно. Потому что задача офицера, проводящего интервью и состоит в том, чтобы выяснить насколько вы правдивы. Для этого ответы на ваши вопросы прерываются, задаются быстро новые вопросы, чтобы вы не отвечали заученными топиками, и снова и снова вам задают одни и те же, но переформулированные вопросы.

Если вы где-то лжете, то при такой системе опроса, вы в итоге должны проколоться, если вы конечно не Штирлиц:)Рассказ Bender конечно больше похож на литературное произведение, и его наверное было бы более уместно поместить в раздел творчество наших читателей:) Но я думаю что заинтересованные лица смогут своими дополнительными вопросами выжать из Bender еще море подробностей:) Итак рассказ Bender!

Сначала постараюсь изложить все кратко и достаточно сухо, дабы не вызывать нервного почесывания у нелюбителей любительской прозы 🙂
Далее последует изложение в художественном стиле, негативного характера рецензий относительно которого я (ахтунг!) не жду! Ибо не писатель, не драматург, и даже не блоггер 🙂 Просто захотелось передать пережитое, что называется, ‘с чувством’.

Ну, поехали…

Сразу скажу, что причиной приглашения моей половины на секьюрити-интервью стало то, что она — бывший капитан милиции. Работала в учреждении муниципального уровня и занималась контролем за исполнением административного законодательства в сфере торговли, а позже — экологии.

Структура интервью и задаваемые вопросы.

1. Формальное вступление (~20 min)
производилась сверка ответов супруги с данными, указанными в ее иммиграционных анкетах: название ВУЗа, периоды работы, названия компаний. Проверили домашний почтовый адрес и номера телефонов (домашний и мобильный).

Рекомендации: «вызубрить» трудовую книжку (с точностью только до месяцев, дни начала работы/увольнения запоминать не нужно). Быть готовым давать вразумительные ответы на вопросы о периодах, в течение которых не работал/не учился.

2. Основная часть (~30 min)
В нашем случае были заданы примерно такие вопросы:
— «Почему пошли работать в правоохранительные органы?»;
— «Вы полгода учились в средней школе милиции и получили диплом ‘с отличием’ об окончании этого курса. Как получилось, что отлицницу учебы не пытались пригласить на работу в серьезные службы?»;
— «Неужели потомственному милиционеру (отец супруги — подполковник милиции) не предлагали сотрудничать со службами федерального уровня?»;
— (посмотрев загранпаспорта и увидев большое количество виз) «Это были служебные командировки или отдых? А если отдых, то на какие средства? Ведь зарплаты в милиции небольшие, так?»;
— «Какими иностранными языками владеете?»;
— «Есть ли знакомые/друзья в Канаде? Если да — то кто? Предъявите контакты и расскажите о том как и при каких обстоятельствах познакомились».

Отмечу, что те же самые вопросы периодически повторялись через произвольные промежутки времени. Очень часто прерывают и не дают договорить, что не может не напрягать нормального человека.

Рекомендации: конкретных советов, конечно же, дать здесь нельзя, потому как история у каждого своя, да критерии «правильности» ответов у офицера могут быть иными, нежели у нас с вами, но одна рекомендация общего характера есть — расслабиться и не удивляться, когда придется вновь повторять сказанное несколько минут назад.

3. Формальная заключительная часть (~10 min):
спрашивали о погоде в Сибири, о продолжительности авиаперелета, о том, почему, собственно, выбрали Канаду и т.п…

А теперь изложение для тех, кто ценит метафоры, эпитеты и гиперболы 🙂
Интервью супруги Бендера в Москве.

ПРОЛОГ

Февраль, день восемнадцатый, года две тысячи десятого. Москва.
Под матово-снежное столичное небо из сумрачных и пахнущих сыростью недр метрополитена на станции Кропоткинской с неспешностью сибирского провинциала колымского происхождения выходит человек лет тридцати четырех с семейством, состоящим из весьма приятного вида супруги и немногочисленного потомства в лице девочки лет шести. Человек одет в синевато-стального цвета куртку, потертые и уже начинающие лохматиться снизу джинсы и кожанные черные ботинки. На голове человека шапка — вязанный образец минимализма, именуемый в народе весьма неблагозвучным словечком — пи…рка. Лицо человека выражает спокойствие и сосредоточенность. Человека зовут Бендер.

ГЛАВА ПЕРВАЯ И ЕДИНСТВЕННАЯ

Проходя по Гоголевскому бульвару и слушая восхищения супруги окружающими их архитектурными композициями, Бендер обращает внимание на весьма полезное как для гостя столицы, так и для счастливого ее обитателя сооружение — муниципальный платный туалет, но, секунду поколебавшись, решает не поддаваться обостряемым промозглостью позывам организма и уверенно ведет свое семейство в переулок с весьма любопытным и каким-то детским названием — Сивцев Вражек.

Переулок этот, несмотря на всю свою внешнюю миловидность и безобидное название, оказывается довольно-таки труднопроходимым препятствием: островки льда и осколки увесистых сосулек на тротуарах моментально заставляют отвлечься от мыслей о предстоящем рандеву с одним из представителей «страны благородных сердец» (так, кажется, они себя скромно окрестили на недавнем открытии очередных игрищ во славу силы, быстроты и ловкости человеческих организмов) и вспомнить об элементарной бдительности.

Наконец, в очередной раз бросив взгляд холодных серых глаз налево в один из пересекающих путь переулков и видя достаточно пыльную, понуро висящую на высоте третьего этажа тряпицу с изображением красного листа дерева, из которого «благородные сердцем» не иначе, как с помощью каких-то магических ухищрений, умудряются выжимать сироп, Бендер понимает: «Оно.»

Но Бендера ждало разочарование: красиво распахнуть уверенным движением сильной сибирской руки стеклянные двери желтовато-белой обители эмигрантских надежд не получилось. Появившийся из сумрачных глубин здания в ответ на настойчивые нажатия Бендером кнопки призывного устройства властелин ключа кивнул в направлении кованных ворот по его правую руку.

Висящий на воротах замок ничуть не обескуражил Бендера: «почти два часа пополудни — хозяева изволят обедать, подождем…» Тем временем холод обледенелого тротуарного камня начал постепенно сковывать движение молекул в подошве ботинок, а затем и в незнавших усталости ступнях г-на Бендера. Сигнал, поступивший в мозг, заставил Бендера вспомнить о малой физиологической потребности, и воскресил в памяти светлый образ оставшегося далеко позади где-то на причудливом изгибе Гоголевского бульвара легального отхожего места. «Тааак… валенки бы..», — едва успел подумать Бендер, как из подъезда флигеля за запертыми воротами появился человек с ключом в руке и явным намерением торжественно осуществить акт отпирания входа на территорию страны, где выжимают из дерева сироп, а из песков — нефть.

Семейство ринулось навстречу теплу и прочим коммунальным благам. Следом на ним проследовало еще одно, изрядно подмерзшее, очевидно тоже приглашенное для приятной аудиенции и состоящее из явно приехавших из южных краев мамаши, густо намакияженной дочери и паренька лет семнадцати. «Тоже бегут…», — подумал Бендер.

Оказавшись внутри определенно обитаемого помещения, Бендер осмотрелся и, удовлетворив просьбу человека с ключом об освобождении карманов от всяческого металлического хлама, Бендер с семейством устремился прямо через арку металлодетектора к заветной двери напротив с надписью «WC». Но, как выяснилось, весьма враждебно настроенный механизм никак не желал унимать свою неприязнь ко всему металлическому, пока пачка жевательной резинки не покинула задний карман джинсов. «Ну, нельзя так нельзя…», — ухмыльнулся Бендер. Согласно требованию охранника, всё, что заставляло металлодетектор нервно возбуждаться, было «сдано в камеру хранения», что на деле означало немедленное скармливание неугодных предметов одному из металлических ящичков, с последующим запиранием оного казенным ключом с номерком.

Внутри. Посетив заветное WC и обретши вновь приятное самочувствие и, вместе с ним, ощущение уверенности, компания скинула кафтаны-телогрейки и отдалась в объятия пластиковых, но весьма удобных в силу своей анатомической формы сидений. «Госпожа Бендер, просим пройти в комнату номер шесть», — сказал по-русски женский голос откуда-то из-под потолка. Повинуясь этому повелению свыше, супруга Бендера молча скрылась за дверью в келью с начертанной на ней шестеркой. Кроме Бендера и его уже изрядно уставшего от пеших прогулок потомства, в зале оказалось лишь упомянутое выше семейство южан.

Воцарилась тишина. И тут Бендер вспомнил о необыкновенной особенности голоса его спутницы жизни, а именно, в силу его природной громкости, способности удивительным образом просачиваться даже через закрытые двери! Осененный идеей, Бендер в мгновение ока оказался сидящим прямо напротив разделяющей их двери, и не ошибся! Ничто не ускользнуло от чутких ушей Бендера, он не слышал голоса представителя «благородных сердцем», равно как не слышал он и голоса дамы-толмача, но ответы супруги были слышны весьма явственно!

Занимательная беседа длилась час но, к великому сожалению Бендера, не явила ему ничего сверх того, о чем он уже прочел на уважаемом братом-эмигрантом месте в Сети. Всё те же попытки с разных сторон заставить подопытного проболтаться о порочащих связях с мистическими темными силами. Тщетные попытки. Ибо супруге Бендера, капитану милиции с незапятнанной репутацией, скрывать было ровно столько же, сколько иголок на теле вконец облысевшего ежа.

Но, тем не менее, уважаемый читатель будет вероятно удивлен, что несмотря на все предшествующие этой аудиенции увещевания Бендера супруге о «приятных, открытых и улыбающихся офицерах», состояние ее после окончания процедуры было несколько подавленным. Поскольку человек она открытый и очень общительный, то ее очень задевали постоянные прерывания офицером и невозможность закончить высказывание.

Во второй раз, но уже в обратном направлении, переступив порог ворот, ограждающих крохотный кусок боброво-енотовой страны от мира, столь привычного читателю, Бендер через нос втянул в свою могучую грудь недюжинную порцию морозного московского воздуха. Втянул с такой силой, что миллионы рецепторов где-то внутри на пути следования этого леденящего потока, казалось, одновременно послали миллион электрических импульсов туда, где рождались его, Бендера, витиеватые мысли. И после некоторой задержки мозг выкрикнул ответ: «Всё! Дело сделано!»

ЭПИЛОГ

Прогулка по Арбату, мимолетный осмотр вызывающей противоречивые чувства громады МИДа и заранее запланированное посещение потрясающего недавно реконструированного Мемориального Музея Космонавтики (Бендер и семейство рекомендуют) приятно расслабило напряженные умы Бендера и его супруги, с честью выдержавшей это суровое испытание — секьюрити интервью.

P.S. И не ходите в «Таверну» в Измайлово, жаркое в горшочках есть там лишь в меню.

Аппендикс: Подробнее о структуре допроса и вопросах

1. Формальное вступление (~20 min):
как будто просто сверяли ответы супруги с данными, указанными в ее иммиграционных анкетах: название ВУЗа, где работали с-такое-то-по-такое-то, просили проспеллить названия компаний. Сверили почтовый адрес и номера телефонов.

2. Основная часть (~30 min):
— «А не соблаговолит ли любезная госпожа Бендер объяснить, почему отличница учебы в средней школе джедаев не получала от династии Ситхов предложения перейти на Темную Сторону?»; или
— «Такого просто не может быть, чтобы с дочерью герцога Лето Атрейдеса не вступал в информационный контакт ментат дома Харконненов!». И все в том же духе.
Потом поспрашивают-поспрашивают какие-нибудь пустяшные вопросики, а потом раз! — опять тот же самый вопрос про пикники с Сауроном, только другими словами и/или под немного другим соусом.

Еще были вопросы вроде:
— «Откуда столько золотых сольдо у Буратино, что так часто ездил из ледяной Сибири к теплым морям? И не пытались ли лиса Алиса и кот Базилио на горячих променадах Косты-дель-Соль вовлечь Буратино в преступный промысел?»;
— «Языками каких животных владеет прекрасная королева Эльфов?» И так далее, и так далее…

3. Формальная (предположительно нацеленная на эмоциональное расслабление подопытного) заключительная часть (~10 min):
спрашивали о погоде в Сибири, о продолжительности авиаперелета, еще какую-то фигню…

С почтением,
Bender

Запись опубликована в рубрике Руководство для ньюкамера. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

29 комментариев на «О секьюрити-интервью в Москве в феврале 2010. Рассказ Романа (Bender)»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.