Поездка в Америку сентябрь 2011. Highway 1 California. Один день с кондорами. Часть четвертая

Светит солнце. Внизу, сверкающий рябью, дышит спокойный Тихий Океан. Дует странный ветер… Трудно сказать — откуда. Это похоже на конвективные токи различных масс — теплых, менее теплых, прохладных — они находятся в процессе сложной пространственной циркуляции… Мне представляется рекламный ролик с анимацией, поясняющей циркуляцию токов воздуха в конвекционной печи…

Я смотрю на океан. Интересно, каков азимут моего взгляда? Куда я попаду, если буду «продолжать следовать» в этом же направлении?

Наверное, на Филиппины. Мой взгляд медленно движется на «Вест-Норд-Вест».. Еще несколько градусов по часовой стрелке. Здесь. Примерно в этом направлении — Япония. За Японией — Владивосток. Теплый, и тут же, холодный, — потоки воздуха резко обдают меня с головы до ног. Я невольно закрываю глаза. И совершаю мгновенное телепатическое путешествие по другую сторону Тихого Океана.

Я вижу утро нового, завтрашнего дня. Оно встает над островом Русский, освещает ванты и пролеты изящного моста, снующих на нём рабочих. Они попивают свой утренний кофе, периодически «закусывая» его затяжками сигарет. Они смотрят на восток… А на этой стороне Тихого Океана меня опять обдувает порыв прохладного ветра. Приятный, освежающий… Видение мгновенно исчезает.

Я поднимаю свой взгляд. Почти на уровне моих глаз — что около ста метров над уровнем моря — в воздухе много движенья.

Валчуры и чайки искусно удерживаются почти на одном месте, сохраняя баланс аэродинамических и гравитационных сил. Затем они срываются вниз,

или дают возможность восходящим токам воздуха увлечь их наверх, перемещаясь при этом по горизонтали, меняя позицию обзора. Наверняка, в данном времяпрепровождении беззаботного парения в воздухе  есть масса удовольствия.

Я думаю о том, что, «будь я в другом, более совершенном мире», я бы проводил дни напролет, паря на планере над красивыми горными и морскими пространствами — точно такими, какие мы наблюдаем здесь.  И непременно, под музыку Мишеля Леграна — как Томас Краун, герой фильма о его собственных, Томаса Крауна, «аферах» 🙂

Я поднимаю голову выше, и смотрю почти в зенит. О-о, что это?

Видна пара очень больших птиц, раскинувших в небе свои гигантские крылья. Я оцениваю высоту, расстояние до них, мысленно прикидываю размеры этих птиц, сравнивая их с вездесущими валчурами. Не может быть! Мой, не такой уж и плохой глазомер, подсказывает: эти птицы обладают размахом крыла как минимум в два-три раза большим, нежели самая крупная особь снующих неподалеку парителей.

Может… это… кондоры? Однозначно! Вот так удача! Я прихожу в возбуждение.

«Три дня Кондора» — почему-то проносится у меня в голове, как бессвязная семантическая искорка, связывающая истину момента:

«Шпионское кино. При чем тут что? Почему они назвали его «Кондором»? По иронии? Об этом надо спросить автора, Джеймса Грейди». Кстати, книга, по которой снято это кино называлась «Шесть дней «Кондора». Автор — родом из Монтаны, проживает в настоящее время в Вашингтоне. Интересная тема. Неужели это правда, что советский КГБ создал целый НИИ по образу и подобию маленького отдела ЦРУ, описанного в книге Д. Грейди?

Невероятно… Плод фантазии молодого писателя из Монтаны охмурил умы генералов одной из самых могущественных спец-служб мира. «Монтана»… Помнится, одноименные джинсы («Монтана!») были бестселлером на барахолках Советского Союза. Что-то есть завораживающее в слове «Монтана», на самом деле. Но — потом, потом…»

Всё это промелькнуло в голове за доли секунды. Обратно, в «Здесь», и «Сейчас». Здесь мы имеем дела с самыми настоящими «Кондорами из Калифорнии».

В одно время кондоры начали исчезать. Восстанавливали их «всем миром». Процесс исчезновения кондоров был вызван несколькими причинами. Надо также помнить, что кондоры — одни из самых долгоживущих птиц. У особей животного мира с длинными жизненными циклами наблюдаются определенные особенности воспроизводства: довольно позднее наступление половозрелости, и небольшое количество потомков.

Кондоры, это величественные на вид птицы, особенно грациозно смотрящиеся в высоком, парящем полете, добывают себе пропитание не самым, так сказать, «изящным способом»: они являются заурядными падальщиками. В силу ряда причин, «качество» и количество питания в их продовольственной базе заметно уменьшилось в десятилетия, последующие за активным освоением американского Запада белым человеком.

Например, одним из видов «добычи» кондора стали трупы животных, павших жертвами охоты человека, но по каким-то причинам оставленными охотниками в природе. Свинец, из которого изготавливались заряды, растворялся в тканях, распространяясь по туше убитого животного, открывая, таким образом, путь для попадания яда в организм птиц.

Широкое применение химикатов в аграрном секторе также оказало серьезное негативное влияние на процессы в популяции птиц. Под воздействием химикатов (особенно печально известен в этом плане пестицид «ДДТ»), происходили изменения биохимии организма, в результате которых уменьшалась толщина и прочность скорлупы яйца. Непрочные яйца элементарно не выдерживали «высидки», разбивались, и таким образом, прекращался цикл воспроизводства.

Проект восстановления популяции кондоров являлся самым дорогим проектом подобного рода осуществленным когда-либо в США.

Он осуществлялся параллельно с комплексом мер по защите самой природы от «напора цивилизации». Похоже, он имеет успех. Регистрируется увеличение числа особей, случаев появления птенцов в гнездах кондоров в дикой природе.

———

Опушка на окраине леса огромных деревьев. Покрытие дороги расширяется вправо, на обочину, неожиданно обращаясь в небольшую парковку. Точка какого-то интереса. В Калифорнии буквально всё может представлять какой-нибудь интерес. В меру любознательный человек будет постоянно чувствовать потребность останавливаться, исследовать, видеть бесконечные ипостаси содержательной реальности, открывающейся ему в Калифорнии.

Тем более — в таком месте, на опушке темного, влажного леса. Над деревянной конструкцией которая, по всей видимости, служит «вратами», прибиты доски с надписями, указывающими на то, что вы находитесь у «мемориального дома писателя Генри Миллера».

Другая надпись гласит: «Книги, предметы искусства». Хммм, книжный магазин… на дружелюбно смотрящейся опушке темного леса…

Весьма заинтригованный, я намереваюсь исследовать место. Пересекаю большую лужайку, на одной стороне которой стоит нечто вроде подиума.

Или, может быть, это открытая сцена какого-нибудь летнего театра. Позади сцены между деревьев натянут большой белый экран.

Очевидно, по вечерам тут также смотрят кино. Я останавливаюсь под одной из секвой.

Интересное место. Мгновенно узнается дух. «Дайте миру шанс!» «All you need is love!»

……………….

Так я познакомился с писателем по имени Генри Миллер. Не путать с другим Миллером — Артуром. Ну и вообще будет очень неловко, если вы назовете какого-либо из этих двух Миллеров «Мюллером» 🙂 Я, кстати, попал-таки в «интересное положение», перепутав одного Миллера с другим. Стараясь завести разговор с продавщицей магазина, я сделал ремарку: «А-а, это тот самый Миллер, который был женат на Мерилин Монро…?»

Она, надменно поджав губы, заметила, что «..то был Артур Миллер». И тут же произнесла, чеканя слова: «Генри Миллер никогда не был женат на Мерилин Монро» … «Чайник,» услышал я, после паузы.. Нет, скорее мне это послышалось. «Голоса»… «Аномальная Зона», понимаете ли… 🙂

Так что мне предстоит еще написать ‘A Tribute to Henry Miller’.
Обязательно, но как-нибудь в другой раз.

И опять дорога, дорога….

Самый красивый на всей дороге пляж оказался частным, и старинный маяк тут при нем….Чье бы это все могло быть?:)

Запись опубликована в рубрике Литература Печать Язык, Мы путешествуем. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев на «Поездка в Америку сентябрь 2011. Highway 1 California. Один день с кондорами. Часть четвертая»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.