Мятежники. Глава 5. Разговор у костра

По счастью, визит Джерри подействовал на Райана благотворно – на следующий день он был вполне здоров. Почувствовав себя лучше, он намерен был встретиться с друзьями, во что бы то ни стало. Вечером, около 7 часов, Райан вышел из дома на улицу и отправился прямиком к лесу. Не доходя до большого склона, спускавшегося к сосновому бору, Райан увидел перед собой тропинку. Свернув на нее, он покинул последнюю улицу и очутился на пустыре. Здесь было тихо, мрачно и безлюдно. Кругом только заросшее бурьяном поле и какие-то птицы, целой стаей парящие над ним. Когда они были здесь с Тимом, Райан не придал ему особого значения, теперь же это место казалось ему зловещим. Он был один, а солнце уже заходило. Райан увидел перед собой чьи-то кости, и мороз пробежал у него по коже. Успокоившись, он уверил себя, что это просто больное животное, потерявшееся из стада и убитое бездомной собакой. И почему ребята не могли встретить его хотя бы на околице. Вместе все же не так страшно. Райан и корил себя за этот глупый страх, и, вместе с тем, продолжал волноваться. Он вышел на «Старый холм» и увидел своих друзей.

Выдохнув с огромным облегчением, Райан слабо, несмело, улыбнулся и обнялся с каждым по очереди. Он был вправду очень рад этой встрече.
– Как тебе обстановочка? – спросила Лиз.
Райан огляделся вокруг себя. По одну сторону тянулся лес, по другую виднелось кладбище, вниз спускалась дорога к реке, слышался болотный резкий запах.
– Не очень радостная, – честно признался он.
– Да ладно тебе, реально крутое место! – воскликнул Джим, – такая атмосфера!
– Куда пойдем? – спросил Райан, потирая себе плечи: осенний холод вступал в свои права.
– Что, зябко? – спросил Тим, – а мы сейчас разожжем костер. Но сперва покажем кое-что.
Он показал рукой на большое здание, неясно видневшееся вдали. Когда они приблизились к нему, Райан замер от удивления. Перед ним был заброшенный дом.
– Что это такое?
– «Дом иллюзий» – наша местная достопримечательность.
Райан оглядел его со всех сторон. Дом был старинный, в готическом стиле, напоминал средневековую крепость.
– Ничего себе! – воскликнул Райан, потрясенный.
– Хотел бы здесь жить? – спросила Джерри.
– А-а…давно он был построен? – спросил Райан.
– В прошлом веке. Если верить одной из легенд, богатым и знатным лордом. Имя его никто не помнит, зато известна фамилия – Рочестер. Он был очень жестокий и злой, а жена его была первая красавица. Он держал здесь ее как в темнице, опасаясь ее потерять. И вот однажды мимо шел пастух. Он услышал громкий женский плач, и пробрался туда в окно. Они хотели сбежать вдвоем, но в это время вернулся муж. Ну он ее в порыве ревности и …
– Убил?!
– Ну да, убил. И «любовника» тоже. Потом его даже судили, но как-то он остался безнаказанным. Только дом перешел судье. Короче, лорд откупился имуществом. Тот судья был тоже не ангел, и жить здесь спокойно не смог. Его мучили ночные кошмары, и в итоге он продал дом. Все, кто здесь жили после него, все странным образом погибли. Говорили, что здесь проклятие. Кто-то даже видел привидения. Короче, дом с плохой репутацией. Везде такие бывают.
– А почему же он зовется «Дом иллюзий»?
– Ну, типа – здесь же обитают призраки и вообще всякая чертовщина. То есть, то, что зовут иллюзиями, выдумкой. Самые смелые приходят сюда за вдохновением – писать картины и новые песни. Говорят, получаются шедевры. Поэтому и называют…Что, страшно? Ты прямо весь дрожишь.
– Мне холодно, – с трудом произнес Райан. Ему и вправду было жутко. Может, они стоят на том самом месте, где жестокий лорд убил свою жену.
– Самые полоумные считают, будто Бетти – реинкарнация той самой Розы-Марии Рочестер. А я, наверное, в прошлом был королем Артуром, – добавил Тим. Элизабет хихикнула.
– Короче, бред. Пойдемте туда, наверх.
После всего услышанного Райан едва ли был готов принять предложение Тима.
– Только не говори, что ты веришь в привидения.
– Я? Нет, – ответил Райан, – но здесь так мрачно. И дом такой ветхий с виду. Внутри там, наверное, опасно.
– Не страшнее чем тут, внизу, – сказал Тим, – Я бывал везде, где только можно. Знаю дом, как свои пять пальцев. Ты с нами или нет?
– Пожалуй, с вами, – вздохнул Райан. Он не хотел показаться трусом. К тому же, этот старый особняк манил его и притягивал странным образом. Было в нем что-то таинственное, и дух авантюризма пересилил сомнение. Райан согласился идти со всеми.

Они поднялись по каменной лестнице, заросшей мхом и сорняками. Тим, как водится, шел впереди и светил карманным фонариком. Сумерки сгустились настолько, что без света Райан едва различил бы лица друзей, стоявших в двух шагах от него. Они ступали осторожно и не спеша, вокруг же не было ничего примечательного, кроме высоких стен, покрытых темной плесенью, паутины, нависающей с потолка, и разного рода мусора. Под ногами Райана скрежетали жестяные банки, бутылки из-под пива, хрустело побитое стекло. Пройдя через коридор, они увидели по обе стороны его лестницы. Райан поднял голову: ступеньки уходили серпантином вверх, высоко над ним. В доме было, по крайней мере, три этажа.

– Ну что остановились, идем дальше? – сказал Тим.
– Может, не стоит? – спросил Райан.
– Ты что, не увидишь самого интересного! – сказала Элизабет, – самое интересное нас ждет впереди.

Они поднялись друг за другом по лестнице. Сердце Райана сжималось от волнения. Каждый подозрительный звук заставлял его вздрагивать от испуга. Тем сильнее он был встревожен, когда Джерри вдруг громко взвизгнула и вцепилась ему в плечо.
– Что там такое? – буркнул Тим, обернувшись.
– Крыса!! – трагически выпалила Джерри.
В полной тишине они услышали цоканье быстрых когтистых лап где-то ниже на лестничный пролет.
– Ничего себе! – изумилась Элизабет, – такая здоровая. Может, то не крыса была совсем.
– Нет, она! – уверяла Джерри, – я боюсь этих мерзких животных.
– Все живое есть творенье Господне, напрасно ты их опасаешься, – возразил Джим.
– Ладно, черт с ним, идемте дальше! Мы уже почти у цели, – отрезал Тим.
– Лучше бы я встретила призрака! – воскликнула Джерри.
– Может быть, и встретишь. Но не факт, что это лучше, – сказала Лиз.

Они достигли последнего этажа и очутились в просторной комнате. Отсюда они шли, как в лабиринте, петляя по долгим коридорам. Сколько же понадобилось времени, чтобы изучить здесь каждый закоулок? Райан не в силах был представить себе.
Друзья очутились в маленькой комнате, бывшей когда-то спальней.

– Эта комната, если верить преданию, принадлежала Розе-Марии, – отметила Джерри.
Тим осветил заброшенную комнату, ставшую местом непрерывных страданий. Тотчас целая стая летучих мышей с шумом ее покинула. Друзей лишь слегка передернуло. Тим подошел к окну:
– 25 метров свободного падения – и всем вашим бедам конец. Отличное место для суицидников.
Он выключил фонарь, чтобы ребята полюбовались лунным светом, проникающим сюда из окна.

В груде разнообразного хлама Райан вдруг увидел нечто, похожее на картинную раму. Позабыв о брезгливости, он разгреб мусорную кучу и вытащил оттуда портрет.

– Смотрите, – сказал он ребятам.
Сквозь пыль и трещины в стекле они увидели женское лицо. Даже по прошествии стольких лет красота его была очевидна.
– Прикольно, – отметила Лиз.
– Странно, что портрет сохранился, – сказала Джерри.
– Наверное, та история – все же правда, – сказал Райан, – она очень красива…была.
– Ты думаешь, это Роза-Мария?
– Художники обычно преувеличивают, – заметил Джим, – не факт, что она была красавицей. Может, Рочестер страдал паранойей. Вот и мерещились ему повсюду соперники.
– Если это вообще не фотография, – добавил Тим.
– Здрасьте! – сказала Джерри, – не было тогда фотографий.
– Даже если это фотография – тем удивительнее красота этой девушки, – настаивал Райан.
– Забери его с собой и повесь дома, – посоветовала Лиз, ухмыляясь.
– Эй, народ, пойдемте, что ли, спускаться. У меня сейчас сядет батарейка, – признался Тим.
– Какая батарейка?
– В фонаре!
«Эта женщина, конечно, прекрасна, – думал Райан про себя, – только с Бетти она не сравнится». Он оставил портрет у стены, и они покинули комнату.

Неподалеку от дома рос дуб. Он был такой же старый и высокий. Рядом с ним лежало несколько поленьев, образуя замкнутый круг. Друзья удобно на них расположились, а посредине зажгли костер. Минут 5 они сидели и просто молчали, попивали кока-колу и ели чипсы. Молчание прервала Элизабет:
– Интересно, а это правда, что в 2000-м году конец света?
Тим от неожиданности захлебнулся. Он долго кашлял, а потом сказал:
– Откуда такие вопросы? У тебя разыгралась фантазия?
– Не знаю… просто стало интересно.
– Я слышала, что и вовсе в 1999, – добавила Джерри, – типа три перевернутые шестерки.
– Ага, число дьявола, – заметил Джим.
– Осталось совсем немного.
– в 2000-м мне будет 20 лет, – отметил Джим, – по крайней мере, я не буду стареть.
– Живи быстро – умри молодым, – продолжил Тим, – многие об этом мечтают.
– Очевидно, это твой девиз по жизни, – не преминула высказаться Джерри.
– Это верно, – согласился с нею Джим, – каждый день своей жизни наполнить адреналином. Не смотри назад, не думай о будущем – просто наслаждайся тем, что есть. Тогда ты будешь счастлив по-настоящему.

Джим умолк, а Райан взглянул на небо. Оно было такое огромное, бесконечное, усеянное яркими звездами, так привычно и так удивительно. Они грелись у костра и ели чипсы, а дом напротив походил на волшебный замок. Все вокруг приятно волновало, и Райан наслаждался этим всем. Быть здесь и сейчас, позабыть о проблемах, отвлечься от забот и суеты – вот чего ему так не хватало.

– Я-то? – усмехнулся Тим в ответ, – но я не верю в эти предсказания. Даже если я был бы уверен, что еще протяну лет сто – моя жизнь не поменялась бы ничуть.
– Все лучшее случается спонтанно, – добавила Лиз, – когда полностью отдаешься воле случая.
– Ты сделала тату, и это было спонтанно. Неужели ты стала счастливее? – поспорила Джерри в ответ.
– Знаешь, это было безбашенно, – призналась повеселевшая Элизабет, – но зато познакомилась с Френком. Я слышала о нем от Эшли Сакса, но ни разу с ним не общалась. Оказалось, что он крутой парень! Мы звоним друг другу каждый день и болтаем, порою, часами. Он зовет меня гулять в свою компанию, его друзья все панки, и я не знаю… Мне по духу ближе блюз-рок.
– А Френку?
– Френк – ужасный меломан. Слушает все, начиная от оперных арий и заканчивая тяжелым роком.
– Я же говорила, что все наладится! – сияла довольная Джерри, – что ни делается, все к лучшему, поверь. Он, похоже, запал на тебя. И похоже, что это судьба.
– А ты как считаешь, Райан, – продолжала Джерри между тем, – пророчество все-таки сбудется? Нас ждет Страшный суд и все такое?
– Если и настанет конец света, то, наверно, не в 2000-м году – для этого нет оснований. Земля, по прогнозам ученых, просуществует еще много миллионов лет, – серьезно ответил Райан.
Он смотрел на звездное небо. Космос кажется чем-то вечным, но и он, должно быть, не бессмертен.
– Ждешь падение метеорита или марсианскую экспедицию? – услышал он голос Тима позади.
– Основания как раз таки есть, – печально заметила Джерри, – Земля, вполне возможно, сохранится, но вот люди на ней – наверное, нет. Слишком много вокруг зла и жестокости. Люди предают, ненавидят, убивают. Мы стремимся отгородиться друг от друга и ведем себя, как волки в дикой стае. И когда-нибудь наступит расплата.
– Ага, – съязвил Тим, ухмыляясь, – пока не поздно, уверуйте в Бога, иначе вам не светит вечный рай.
– Я думаю, – вмешался Райан в беседу, – Бог есть в каждом из нас – это совесть. Все живое на свете едино, все связано между собой. Наши действия подобно бумерангу возвращаются к нам самим. У каждого – свой путь, своя миссия. Мы можем сделать лучше этот мир. Не быть случайными гостями, а стать полноправными хозяевами. Утром, проснувшись, задай себе вопрос: «Что я должен сегодня сделать?», вечером – «Что я сделал сегодня полезного?». Тогда жизнь твоя наполнится смыслом.
Друзья умолкли, потрясенные этим спичем.
– Ты живешь по этим правилам…всегда? – спросила Джерри.
– Я стараюсь их соблюдать.
– У каждого есть своя миссия? В чем роль младенцев, погибающих при родах? Зачем они приходят – чтоб уйти? Пьяницы, психи, наркоманы – у них тоже есть свое предназначение? – расспрашивал Тим, оживившись.
– Не все находят свой истинный путь, – ответил Райан.
– Как его найти в таком случае?
– Прислушаться к себе – это поможет. То, что ты любишь, что делаешь лучше всего.
– Вот Лиз разрисовывает стены баллоном – это что, по-твоему, ее миссия?
– «Стрит-арт» – настоящее искусство! – вмешалась Лиз, – оно делает мир ярче, красивее. Серые стены – серая жизнь. Всегда найдется место ярким краскам.
– Выходит, найди свою миссию, и ты будешь счастлив? Ты, Лиз, когда-то была счастлива?
– Была…когда папа с мамой были вместе, – Лиз опустила глаза.
– А я в прошлом году был счастлив, когда купил себе гитару, – добавил Джим, – целый месяц счастливо играл по вечерам, пока мать, напившись, не разбила ее об комод.
– Миссия каждого – бороться за лучшее! – сказала Джерри – За честность, справедливость, доброту. Каждый сам вершит свою судьбу, и мы все достойны круто жить.
– Жизнь не стоит воспринимать слишком идеалистично, – говорил Джим, – в конце-концов, мы так или иначе рождаемся по уши в дерьме.
– Джим, фу, противно, перестань, – воскликнула Джерри, – такое бывает, но редко.
– Ему видней, у него ведь бабка – акушерка, – сказала Лиз.
– Ну да, – подтвердил Джим, – она принимала роды у моей матушки. Процесс сей был долгий и мучительный. Бабушка по сей день говорит: «Ты худшее, что было в жизни Эмили». Не всегда, конечно, – когда здорово рассердится.
– Ужасно, – призналась Лиз, – ты так спокойно об этом говоришь. Даже зная твой характер, ни за что бы не подумала.
– Не в этом ли суть нашей жизни? – продолжал Джим, – человек приходит в этот мир, доставляя кому-то боль.
– Бывает еще кесарево сечение, – возразила Джерри, украдкой поглядывая на Райана.
– Наверное, я привык разочаровываться. Ты сам огорчаешь кого-то, кто-то огорчает тебя. Мы же не ангелы с крылышками, чтобы нести только счастье. Я был не нужен своей матери, а теперь от меня ждут пользы.
– Джим, а это правда, что ты связался с готами? – спросила Джерри.
– «Связался с готами!» – усмехнулся Джим, – ну да, появлялся там пару раз, а теперь они ищут со мной встреч. Есть там пару таких ребят, которым я пришелся по душе. Мне нет дела до их сборищ – я больше времени провожу с обычными людьми, но кличку мне дать успели.
– Какую?
– Так я и скажу! Это древний язык – он вам ничего не прояснит.
– А прикид твой и эта раскраска клоуна – они к чему?
– Подумаешь, прикид! Ну бывает иногда, под настроение. Эйвори это все придумал. Пришел ко мне домой и увидел, что я разговариваю с вороном.
– Живым? – спросил Райан, неожиданно для себя.
– Да, конечно! Мертвым. Это был дух умершей птицы, которая жила со мной 5 лет назад. Я похоронил его возле дома – он был мне почти как друг. То был спиритический сеанс – ну Руперту и вздумалось, будто я гот.
– Не гот, а гей, – заметил Тим, – хотя для них почти одно и то же.
При слове «гей» Джерри пристально взглянула на Райана – но он, казалось, не понял ничего.
– А у нас тоже когда-то так было, – поспешила вставить Элизабет, – у меня тогда умер хомяк, и мы взывали к его душе.
– И о чем вы, интересно, говорили? – спросил Тим.
– Да разве я помню! Это было в 1 классе!

Друзья заметили впереди очертания группы людей, направляющейся, по-видимому, к старому дому. К ним приблизились молодые люди, в длинных плащах, с устрашающим макияжем. Один из них шагнул навстречу Тиму:
– Ты что здесь делаешь, Гран, на нашем месте?
– Вы что, его, небось, арендовали?
– С нами шутки плохи, парень, учти, – главарь банды показал ему нож.
– Сатанисты! – шепнула Лиз, – надо срочно отсюда мотать.
– Ладно, ладно, – Тим вытянул руку вперед, жестом его останавливая, – обойдемся без кровопролития. Мы уходим, видишь? Всего лучшего! Передай от меня привет Дьяволу!
– Тим! – ругал его Райан по дороге, – чтобы это было в последний раз! Выбирай нормальные места и желательно светлое время суток. Иначе – не зови меня больше гулять! Ты нас всех подвергаешь опасности!
– Да ладно, обычное дело, кучка нефоров с большим самолюбием, – утверждал Тим, – Сиди дома, у мамочки под юбкой, раз уж ты у нас такой паинька.
В этот миг их осветило сзади фарами. Ребята не успели среагировать, рядом с ними тормознул автомобиль. Вышедший из него юноша обратился к Тиму и дружески хлопнул его по плечу:
– Здорово, Гран, приятная встреча! Ты что здесь делаешь, полуночник, в этом гиблом месте? Охота на вампиров или как? Еще и помощников с собой пригласил! Молодец, весьма предусмотрительно!
– А ты, Лео, откуда взялся? Любишь ночью прогуляться с ветерком?
– Как же, как же, охота была тратить бензин! Нет, я нынче по делам – работал на ферме, у приятеля. Уехал в пятницу и вот теперь лишь возвратился.
– Тогда, может быть, подбросишь нас домой? Тут некоторые не любят рисковать, – он как бы невзначай взглянул на Райана.
– А-а? Ну понятно, дружище. Садитесь, конечно, без проблем. Я надеюсь, вы без багажа? У меня багажник забит до отказа.
– Да есть тут пару тушек убитых вампиров, – небрежно ответил Тим.
– Забавно, – ответил Лео.

Они сорвались с места и стремительно поехали через поле. Тим сидел впереди, рядом с Лео, и болтал обо всем без умолку. Райан поглядел на часы: встреча с Лео оказалась весьма кстати. Время было без четверти двенадцать. К счастью, они ехали не долго. Не смотря на позднее время, Райан долго не мог уснуть. Он лежал без сна почти полночи, вспоминая и размышляя. Старый дом он видел, как в реальности: закрывая глаза, он мог четко представить себе все его черты. Даже сейчас, находясь в постели, он чувствовал, как дрожь бежит по телу. Он видел лицо прекрасной миссис Рочестер, и хотя портрет являлся полной загадкой, Райан верил – то была она. Мысли его возвращались снова к Бетти, перебивая их, настойчиво являлись образы его друзей, их слова, их веселый смех. В этот вечер он смог лучше их понять. Прежде ему казалось невозможным его общение с подобными людьми. Да и сами ребята были столь разными по характеру, по убеждениям. Размышляя теперь о них, Райан сделал полезные выводы. Каждый был ему интересен и по-своему близок Райану. Райан нашел у них общее, созвучное его устремлениям. Семья Тима была бедна. Богобоязненные аскеты, родители его стремились помочь всем подряд, но их дети едва ли были счастливы. Не приемля такой судьбы, не соглашаясь с нормами религии, которые его закрепощали, Тим сознательно шел против них. Он был против любых ограничений, потакая своей дикой природе. Казалось, Тим специально и с чрезмерным упорством совершал свои безумные поступки. Шок, опасность, риск, адреналин, вызов общественной морали – все это было его потребностью. Райан был в полнейшем недоумении, почему его терпели в их школе. С подобным поведением Тим мог быть отчислен десятки раз. Вероятно, жалость к его родителям, растившим семеро детей, заставляла Бинса быть снисходительней. Джим, казалось, не имел семьи совсем, и от этого был также несчастлив. Упоминание о его пьяной распутной матери неприятно задело Райана. Он сочувствовал Джиму от души. Все его странные увлечения, разговор с душами умерших, многочисленные сережки, даже вполне обычная для подростка игра на гитаре казались каким-то протестом. Джим как будто стремился привлечь внимание, спастись от одиночества, душившего его. Он был какой-то меланхоличный, сумасбродный, в чем-то нигилист, в чем-то противоречил сам себе. У него словно не было никаких планов на будущее, он давно во всем разуверился, и, подобно Райану, находил утешение сам в себе. И если для Райана одиночество было просто здоровой потребностью, обусловленной его возрастом и характером, то для Джима оно было заточением, некой формой самозащиты. Какие-то душевные терзания мучили, наверное, и Элизабет. В отличие от Джима, она не прятала эмоции в себе, а выплескивала их всегда наружу. Она была неугомонная, очень чувствительная, энергичная и взбалмошная. Она одна из всех ребят смогла направить свой протест в эффективное русло. Даже такое простое занятие, как рисование на стенах домов, говорило о ее определенной тактике борьбы. Вместе с Джерри они были оптимистками; Лиз никогда не пряталась от проблем, а всегда стремилась активно их решать. Отчаявшись в какую-нибудь минуту, она, тем не менее, быстро находила выход и уже вскоре вся светилась от радости. Проанализировав их поступки, судьбы таких разных ребят, Райан понял, что же их объединяло. Они были в своем роде мятежниками, каждый в большей или меньшей степени. И этот мятежный дух был близок его, Райана, природе. Жизнь как будто нарочно их свела, сделав одной компанией. И Райан не имел никаких сомнений в том, чтобы стать ее частью. Одно оставалось неизвестным: почему же с ними связалась Бетти, сдружилась с этими обычными подростками из не очень благополучных семей. Подумать об этом Райан не успел – глаза его закрылись, в голове все смешалось, и он уснул спокойным крепким сном.

Об авторе Ольга Бовкун

Меня зовут Бовкун Ольга Александровна, я занимаюсь литературой. Профессия - эколог. Основные увлечения - книги, музыка, рисование. Канадой я увлеклась после написания своего дебютного романа "Мятежники". Своих героев я поселила в этой замечательной стране. Отныне, среди прочих моих желаний - посетить её в качестве туриста. Язык учу, и в т.ч., для того, дабы перевести мой роман на английский, и сделать его доступным иностранным читателям.) Я рада буду найти единомышленников и хороших собеседников на сайте. Что еще сказать? Я асексуалка, чайлдфри. Вредных привычек не наблюдается, кроме одной - чересчур верить людям. Мне 25 лет, родилась и проживаю в Харькове. Земляки, ау!) Откликнитесь)). Может, вы здесь есть тоже.
Запись опубликована в рубрике Литература Печать Язык. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.