Мятежники. Глава 7. Первая любовь

Настойчивые мысли о Бетти преследовали Райана весь следующий день. Он то и дело вспоминал их разговор, и в особенности, собственные реплики. Был ли он достаточно убедителен? Не сказал ли чего лишнего? Была ли Бетти искренна с ним? У него появилось ощущение, словно их вчерашняя беседа – не просто случайность. Как будто, это было придумано нарочно, как ответ на все его вопросы и сомнения. Чем больше узнавал он о Бетти, тем сильнее пылал к ней страстью. Даже странно, как Райан жил раньше, когда он не знал ее совсем, когда не знал тех прекрасных ощущений, всколыхнувших теперь его душу. «Я готов полюбить этот мир, только лишь бы ты была рядом», – часто думал Райан про себя. Он чувствовал, что, находясь с ней рядом, он неизбежно начинает меняться, взгляд его становится увереннее, голос спокойнее, мысли четче, что нет уже прежней робости, стеснения. Теперь он хочет стать лучше, сильнее, солиднее. Даже друзья его попадали под влияние. Когда Бетти была вместе с ними, Тим никогда не курил и не ругался, не курили и Джим с Элизабет, потому что ее авторитет не позволял им вести себя иначе. Бетти преображала все вокруг, словно фея волшебной палочкой. Тоска Райана о прошлом, о прежней жизни, исчезла, наконец, безвозвратно. В нем появилось столько силы и упорства, что Райан удивлялся сам себе. Теперь он первый подходил к ней здороваться, первый заводил с ней разговор, и уверенность его крепла с каждым разом. Даже самое малое достижение подбадривало его и воодушевляло. Он находился на каком-то душевном подъеме, и друзья замечали в нем перемены. Райан сам приглашал их гулять, придумывал новые развлечения. И это у него получалось. Даже в школе он вел себя иначе. Когда на уроке физики был опыт, и сломался один из приборов, Райан вызвался его починить. Он справился с ремонтом легко и быстро. В это время ему все удавалось, и даже ненавистная алгебра, казалось, стала ближе и понятнее. Вместе с тем, их обычные прогулки уже не доставляли прежнего удовольствия. Когда Бетти не было рядом, Райан скучал, вопреки всем развлечениям, когда она была в их компании, он хотел остаться с ней наедине. Он боялся обидеть друзей, показаться им равнодушным. Но сердце принуждало к другому. Снова Райан оставался один. Он опять уходил в себя, терзаясь мучительными мыслями, не находя покоя даже во сне. То, что с ним происходило, что тревожило его и томило, он не в силах был осознать. Ребята задавали ему вопросы, дома о нем всерьез беспокоились, а он лишь упорно молчал – Райан сам не знал, что сказать. И вот однажды, проснувшись утром, увидев ее во сне в который раз, Райан словно открыл завесу тайны. Где-то в глубине своей души он почувствовал сильнейшее смятение, приведшее его к внезапной мысли: «Я люблю ее…». Это слово «люблю» распалило в нем жар эмоций, он пытался о нем забыть, оно страшило его, обжигало. «Это все не то, не может быть…я путаю, ошибаюсь». И снова, как гром среди ясного неба: «люблю…люблю…люблю…». Его стыдило это ощущение, Райан не мог поверить до конца. Знает ли он о любви так хорошо, чтобы быть убежденным? И правильно облечь свои чувства в это сильное и емкое слово? Райан любил и раньше в своей жизни. Любил плавать, морские пейзажи, любил книги и все неизведанное, рассуждать, разгадывать загадки. Без сомнения, любил свою семью, своих товарищей. Но это все было не то. Бетти он любил совсем иначе, и было в этом что-то фатальное, неподвластное его пониманию. Райан представил ее в воображении, и так стало приятно, хорошо, внутри все сжималось, переворачивалось. Ее голос, ее слова, даже самые обычные, жесты…глаза, такие теплые, лучистые. Он не знал, когда это случилось, как будто он всегда ее любил. Любовь – всеобъемлющая сила, захлестнула его, как морская волна во время шторма. Больше никто…только Бетти…Быть всегда вместе, вдвоем, без Тима, Джима, Джерри и Элизабет. Хотя бы короткие мгновения, наедине…Встречаться с нею. Встречаться – а захочет ли Бетти, любит ли она его так же сильно? Он не хотел даже думать об этом. Но неизбежный вывод разрушал все иллюзии. Он вспомнил рассказ дяди Генри и его настойчивые предостережения «быть умнее простаков, мечтающих встречаться с Бетти Ханслер». Конечно, в нее многие были влюблены, и наверняка предлагали ей руку и сердце. Бетти, как яркая далекая звезда, светила всем одинаково, но никого не согревала своей любовью. Она была заботлива и ласкова со всеми, всегда на виду, всегда в центре внимания, и при этом так недоступна. Никакого особенного места в душе Бетти он не занимал. Она общалась с ним ровно так, как с другими, и лишь оттого, что Райан был новым учеником в их классе. А он…он думал о ней ежедневно, ежечасно, мечтал услышать ее голос, быть рядом с ней, заговорить с Бетти, вызвать к себе интерес. Райану казалось, она ничуть в нем не нуждается, среди ее многочисленных поклонников он никак не выделялся, ничем не мог удивить. Вместе с тем, как он полагал, были в их числе молодые люди, к которым Бетти питала особую симпатию. С некоторым удивлением и даже огорчением он обнаружил Тима среди них. Тим был вторым человеком после Лиз, действительно близким Бетти. Они сидели вместе за партой, дружили с 6-летнего возраста. На школьных дискотеках, куда Райан приходил лишь ради Бетти, всегда оставаясь в стороне и не танцуя, она все чаще появлялась вместе с Тимом, держащим ее за талию. При этом Тим уверял, что все девушки в их компании – для него лишь подруги и не более. «Нет, я не ищу себе девушку, – заверял его Тим в таких случаях, – мне, брат, незачем лгать и прикидываться, говорю как есть. И Джерри, и Бетти, и Лиз – для меня мои друзья и только. Мне не нужны серьезные отношения, а секс…всегда найдутся желающие». Несмотря на доводы Тима, Райан все же сомневался в его искренности. Возможно, что Тим был влюблен, но не хотел себе в этом признаться.

Райан не знал об истории, опровергающей его подозрения, и всерьез изменившей Тима. Началась она в один из дней прошедшим летом, когда Тим, как обычно, шел к ней в гости. Он долго стоял возле двери, во второй и третий раз нажимая на звонок. Он услышал ее быстрые шаги и скрежет замка, последовавший за ними. Она предстала перед ним в домашнем халате, неожиданно распахнувшимся от поспешной ходьбы. На доли секунды он увидел совершенное тело, скрываемое лишь тонким и прозрачным нижним бельем. Бетти изящно запахнула халат и завязала пояс. Лицо ее порозовело, а глаза наивно и смущенно встретились с его растерянным взглядом.
– Привет, извини, я ждала Элизабет. Побудь здесь, на лавочке, я скоро вернусь.
Когда она исчезла за дверью, он почувствовал досаду и смятение. Как и все, от кого он так яростно и по-братски оберегал Бетти, Тим сейчас был одержим ее красотой. Это внезапное открытие вызвало в нем настоящую душевную бурю. С того времени он держал себя с ней чуть более отстраненно. Он изо всех сил старался скрыть свои терзания, но иногда его беспечность проигрывала более сильному и зрелому желанию. Райан, всегда понимавший друга с полуслова, один из всех замечал эти тайные волнения. Когда Тим здоровался с Бетти, губы его более страстно, чем с другими, касались ее щеки. Когда они прощались, руки его чуть дольше задерживались на ее спине. То, что было признаками банального влечения, Райан принимал за влюбленность. И от этого страдал еще сильнее, обвиняя себя едва ли не в предательстве и в измене дружбе. Было очевидно, их крепкая и некогда сплоченная компания могла вот-вот распасться. Может быть, именно отношение Тима к Бетти, выходящее за границы просто дружбы, и стало причиной его нелепого поведения. Райан вспомнил их поход на городской праздник и то, как сильно Тим выпил в тот день. Поступки его очень сердили Джерри, а еще в тот день как раз приехала Бетти. Должно быть, его друг всерьез соскучился, из-за чего и не смог себя сдержать. Райан понимал его как никто – теперь он сам был в такой ситуации. Лиз никак не реагировала на происходящее, а вот Джерри была недовольна. Когда они гуляли всей компанией, Тим уделял Бетти больше внимания, и это огорчало Джерри. Райан решился с ней поговорить, умолчав, разумеется, о своей пылкой страсти:
– Странно, что ты так беспокоишься о нашей дружбе. Ты как-то редко с нами бываешь, и приходишь в основном, когда приходит Бетти. Такое впечатление, что ты зависишь от нее.
– Джерри, я хочу от чистого сердца, чтобы наша дружба длилась многие-многие годы, чтобы мы все были равны друг для друга, не скрывали ничего и не обманывали. Скажи честно: ты ревнуешь Тима к Бетти?
– Глупости, нет, конечно, зачем? Я хочу того же, что и ты. Чтобы наша связь была крепкой и нерушимой, чтобы все были вместе и полное доверие. Знаешь, так повелось, в нашей компании я всегда кого-то утешала, мирила кого-то с кем-то, подбадривала и обнадеживала. Бетти и Тим – это два ярких лидера, два заводилы, все за всех решающие. Обычно, если Тим решил что-то, никто не будет спорить и перечить. Бетти мягче, она не давит авторитетом, ее просто любят и все, она – «душа» компании, а Тим – «мозги», если можно так сказать. Теперь мне самой нужна помощь, чувствую, что уже не справляюсь.
– Джерри, я готов тебе помочь.
– Наконец-то ты делаешь успехи! Перестаешь быть сам по себе. Это радует. Да и в классе ты стал более общительный. Может быть, Тим тебя послушает, перестанет «тянуть одеяло на себя». Тем более, вы с ним очень сблизились.
– Да, это так. Но я хотел узнать: у Бетти и Тима все серьезно?
– В каком смысле?
– Они любят друг друга?
– Откуда же я знаю?! Да, они гуляют вдвоем, иногда втроем, вместе с Лиз. У них как будто отдельная компания. Мы и собираемся сейчас куда реже, чем раньше, потому что у них своя жизнь. Я не знаю ни Тима, ни Бетти настолько хорошо, как Лиз. А зачем ты об этом спрашиваешь?
– Чтобы можно было с этим что-то сделать…то есть, чтобы сохранить нашу дружбу, – смутился Райан.
– Не знаю, что сказать. Чем старше мы все становимся, тем сложнее ее сохранить. Нас волнует каждого свое. Лиз и Бетти ходят на свидания, Тим то усердно работает, то с не меньшим усердием буянит. Его даже хлебом не корми – дай найти себе проблем на одно место. Джим подался к неформалам, и стал как не в себе, чудной какой-то.
– Ничего, – утешил ее Райан, – я подумаю над тем, как нас сплотить.
– Это было бы как нельзя кстати.

Но чем больше Райан уходил в свои чувства, тем меньше он думал о друзьях. Его волновала Бетти, она была ему дорога, как никто. Вместе с тем, ее репутация, то, что он знал о ней, и влечение Тима заметно остудили его пыл. Тим и Бетти проводили время вместе, и казалось, они станут парой. Как и Бетти, Тим был популярен среди сверстников. В нем было столько разных качеств, восхищавших девушек их возраста. Райан не мог с ним соперничать, да и вовсе не жаждал этого. Он замкнулся в своей любви, осознав, что она безнадежна. Лучше он будет одинок, чем сделает больно Тиму – наверняка, Тим всерьез любит Бетти. Райан скрывал свои чувства, а они разрывали его душу. Он не в силах был распутать противоречия, которые сплелись в один клубок. Дружба с Тимом, и желанье быть с любимой. Обещание, данное Джерри. Собственные страхи и сомнения. Райан видел ее каждый день, говорил с ней о разных вещах, а сказать то, что было важно, не решался, и от этого страдал. Ему хотелось поговорить о любви, рассказать, и спросить совета. Но, увы, тот, кто мог его выслушать, велел ему не думать о Бетти. «Это блажь – говорил дядя Генри – людям, подобным Бетти, не суждено любить по-настоящему. Она рождена быть легендой, будоражить умы, сжигать сердца. Она не от этого мира, ей дано лишь распалять слепые страсти, интриговать, держать в напряжении, но при этом никого не сделать счастливым». Остановиться, пока не поздно? Разве может он разлюбить, не замечать ее, не надеяться? «Это невозможно, – говорил себе Райан, – кругом сплошные препятствия. Она такая взрослая, красивая, такая успешная во всем…Я не смогу ее удивить, не смогу расположить, обаять, она меня совсем, совсем не любит – и не будет любить никогда». «Ты обязан хотя бы попробовать! – твердил ему внутренний голос, – чем ты хуже других, хуже Тима? Да и любит ли он так же сильно? Ты должен наконец ей признаться». «Я признаюсь, – решился Райан, – мне станет легче, и я буду знать точно. Пусть она смеется надо мной, пусть прогонит меня совсем, назовет меня жалким занудой, зато я избавлюсь от этого. Я больше не буду любить, забуду, и все станет по-старому». Вместе с этой отчаянной мыслью сердце его болезненно сжималось, внутри все холодело и съеживалось. Выставить себя в подобном свете было чуть ли не страшнее любовных мук. Как он станет смотреть ей в глаза, находиться вместе с ней, разговаривать? Простые вещи превратятся в сплошную пытку. Нет, он не позволит себя презирать, уж лучше он все стерпит и смолчит. Ей, получавшей любовные признания наверняка уже десятки раз, не понять его искренних побуждений. Чем услышать безжалостное «нет», ранящее душу насквозь, лучше сохранить все в себе. Но чем дальше заходила его страсть, тем сильнее Райан жаждал признаться. Пусть это глупо и бессмысленно, пусть надежды его несбыточны, но он просто даст ей знать, будет честным. Если в силах его чем-то помочь, сделать для Бетти приятное, он сумеет это совершить. Ему нужна всего-то лишь возможность, он не станет просить взамен ни ответной любви, ни даже дружбы. Утвердившись в этом решении, Райан ждал подходящее время. Дело это было не из легких: отыскать удобный момент и обстановку, когда Бетти будет одна, и постараться выбрать нужные фразы. Сколько раз он готов был подойти, но не мог ее застать в одиночестве. А когда такое все же случалось, не мог заставить себя говорить. Дни проходили за днями, приближался к концу ноябрь, а Райану все не везло.

27 ноября в школе был праздничный концерт. Райан знал – он увидит ее танец, уже не танго, а сольное выступление, и в эти короткие три минуты мечтам его не будет предела. Он представит их вдвоем на безлюдном острове, рядом безмятежный океан, птицы кружат у них над головами, а солнце прячется вдали, за горизонт. Только он и Бетти…тет-а-тет. Преисполненный светлых мечтаний, Райан ждал конца уроков с нетерпением. Он нарочно выбрал место поближе, перед самой сценой, посредине. В этот день он был с Джерри и Джимом, они сидели рядом с ним, по бокам. Джим был вялый, и все время молчал, а Джерри беспрестанно говорила. Она пыталась заверить Райана, что рождественский наряд Эмили Герхард – это худшее, что может быть в жизни, что идти в нем на школьный вечер – несомненно, полное безумие. Райан ей рассеянно поддакивал, поглощенный собственными мыслями. Бетти вышла на сцену в черном платье, усеянном мелкими блестящими стразами, с разрезом, обнажающим правую ногу. Дыханье Райана перехватило, он подался вперед. С первых аккордов фортепиано мир вокруг как будто растворился. Все в ней волновало, все заводило – рука, скользнувшая по бедру, взметнувшиеся пряди волос, грудь, пружинившая от быстрых движений. Он весь был захвачен этим ритмом, хотелось подняться к ней и танцевать, танцевать бесконечно, не думая ни о чем, привлечь ее к себе и слиться воедино…В воображении своем он касался тонкой талии Бетти, слышал аромат ее духов, действующих сильнее, чем наркотик. Неужели опять…он не мог спокойно сидеть, рука до боли сжимала поручень кресла…он уже почти на вершине блаженства, еще немного, и внутри все взорвется. Танец закончился, а Райан сидел, оцепенев. В этот раз он опомнился гораздо быстрее, только лицо его оставалось вспотевшим. Райан жаждал остаться в одиночестве. Он не понимал того, что с ним творилось, а его друзья уже смотрели на него с недоумением.
– Все хорошо, – прошептал он в ответ.
Когда они собирались домой, Райан отказался идти с ребятами. Джерри в ответ обиделась:
– Ты все время от нас сбегаешь! А Джим сегодня сонный какой-то. Что с вами обоими случилось?
– Джерри! – взмолился Райан, – существует одна причина, о которой я не могу тебе сообщить. Будь благоразумна и не тревожься.
– Да что еще за причина?
– Я…я иду на свидание! – неожиданно выпалил Райан.
– Ого! – воскликнула Джерри, – это с кем?
– Извини, не могу тебе сказать.
– Ой, да ладно! – улыбнулась Джерри, – ну так и быть, ступай к своей девушке. Хотя с нами мог бы быть откровенен. Подумаешь, невесть какое событие – на свидание он идет. Ты слышал, Джим?
– Угу, – ответил тот, даже ничуть не удивившись.
– Амур тебе в помощь! – сказала Джерри на прощание.
– Спасибо! – растрогался Райан и даже обнял ее в порыве чувств.

Он отправился гулять по парку, где уже зажглись фонари. С неба медленно падал первый снег, но, как и в прошлый раз, Райан не замечал. Настроение его было вдохновенным, он просто наслаждался своими мыслями, всем, что пережил и что познал. Сейчас он был так расслаблен, что даже сам изумлялся себе. Он находился в своем волшебном мире, и даже ели вокруг казались дивом. Бывают такие моменты, когда ты полон жизни, эмоций, и душа как будто поет. Он услышал шаги позади, обернулся и вздрогнул всем телом – Бетти возвращалась из школы. Она шла в своем пальто, но без шляпы, шарф прикрывал ее грудь, на ногах ее были сапоги, высокие, облегающие. В этом свете фонаря, сквозь снежинки, она выглядела так привлекательно. Это было как в кино, и он забылся. «Это шанс – ты должен признаться. Сейчас, или никогда. Будь решителен». Позабыв о страхе, о стыдливости, движимый неведомой силой, Райан пошел к ней навстречу. Расстояние между ними уменьшалось. Сердце стучало все быстрее и быстрее с каждым шагом, от волнения у него кружилась голова, но ждать дальше было невозможно. Сегодня следовало положить конец перипетиям в его душе. Райан поравнялся с Бетти, он остановился, и она остановилась.
– Бетти, не уходи. Я должен сказать тебе кое-что важное.
– Я знала, что так случится, – сказала Бетти, отойдя с ним в сторону.
– Бетти… – тихо начал Райан свою речь, у него даже изменился голос. Бетти, затаив дыхание, смотрела на него, и этот непостижимый, пронзающий взгляд запомнился ему навсегда.
– Бетти, – превозмогая тревожность, снова повторил ее имя, – я тебя люблю.

Произнеся последнее слово, как будто в бреду, ничего не видя перед собой, Райан поспешно отвернулся от нее и сел на лавочку, стоявшую рядом, склонив голову, и закрыл лицо рукою. За время вынужденной паузы в голове промелькнули мысли обо всем сразу: первое знакомство, редкие, ничего не значащие разговоры, пустые надежды, тайные желания, ночи, полные терзаний. А теперь…будь что будет. И он приготовился услышать ответ.

Бетти подошла к нему и внезапно медленно опустилась на колени перед ним. Одной рукой Райан все еще закрывал лицо, вторую Бетти взяла в свою, и он ощутил это мягкое прикосновение. Тогда же он взглянул на Бетти, будучи уже и без того опьяненным от этой невозможной, неимоверной красоты. Держась за руки, они медленно встали, Бетти не сводила с него глаз.
– И я тоже очень сильно люблю тебя, Райан, – сказала она.
Он не мог понять происшедшего. Только молния вспыхнула в сознании, и ослабленное внезапным потрясением, оно было неспособно анализировать. Мало-помалу к нему вернулось самообладание, но сейчас Райан был так поражен, что даже хорошая новость могла бы вызвать у него сильнейший стресс. «Нет, здесь что-то не так…мне почудилось, разве это может быть в реальности? Странно, что же теперь делать, как быть. Я ждал ее отказа, и даже презрения, и теперь я не готов совершенно…почему нельзя сейчас взять и проснуться, как всегда, как было раньше в таких случаях. Наверное, схожу с ума». В интонации произнесенной фразы не могло быть ни доли лжи.
– Да, Бетти? – вымолвил он растерянно. Возможно, это глупо, но в тот момент все на свете показалось ему ненужным и неважным. На Райана отчего-то свалилось такое огромное счастье, которое другие ищут годами, а порой и всю жизнь, прилагая невообразимые усилия. А он что такого сделал? Возможно, это стало наградой за внутреннюю смелость и упорство. Счастье окутывало, заполняя собой все естество Райана, это было впервые и по-настоящему.
– Неужели тебе нужны подтверждения? – видя его растерянность и недоумение, спросила Бетти. Она улыбнулась и взяла его ладонь – пошли со мной, я докажу тебе это.

Райан молча последовал за ней, он был так рад, что совершенно обессилел, словно эмоции забрали часть энергии. Он не замечал, куда они идут, он просто доверился ей. Они были возле старого дома, в котором давно никто не жил, стояли в саду, а снег все падал. Райан не узнал это место, но сейчас ему было безразлично. Она приблизилась к нему вплотную, но он ничего не понимал. Бетти положила свои руки ему на талию, соприкасаясь с ним своим телом. Даже сквозь верхнюю одежду он ощутил тепло ее рук, напор ее груди, ее бедер, ему стало слегка не по себе. Бетти потянулась к лицу Райана, он отчаянно дрожал, как перед казнью. Он не был готов, не решался, но губы ее, чувственные, сочные, уже раскрыли его, тонкие, дрожащие. Он был уверен, что умрет от стыдливости, дыхание его перехватило. «Неужели вот так все происходит» – думал Райан в смятении чувств, переживая свой первый поцелуй. Он не знал, что делать, как вести себя. Он совершенно не умел целоваться, и, увидев его в такой ситуации, Тим, наверное, загнулся бы от смеха. Зачем он сейчас вспомнил Тима, неужели он не может забыться, именно сейчас и наслаждаться. Если все между ними так серьезно, нужно просто держать себя естественно. Ну, когда же это прекратится, неужели нужно вот так сразу, он еще не готов, он смущается, да и нужно ли это в принципе? Когда она взглянула на него, он увидел на ее лице снежинки. Они так быстро таяли на Бетти, и ресницы ее были мокрые, и губы влажные, полураскрытые. Она еще не отошла от этих ласк, как и Райан, смущенный их интимностью. Все моменты их близости с Бетти пугали его, обременяли. Тем не менее, не смотря на откровенность, они вызвали в нем эйфорию. Он дрожал не от холода, не от страха, а потому, что был слишком счастлив, и эти новые приятные волнения сотрясали все его тело.
– Ты рад? – спросила она.
– Конечно, – потупившись, ответил Райан.
– Пошли, – Бетти взяла его под руку, и они отправились домой.

Об авторе Ольга Бовкун

Меня зовут Бовкун Ольга Александровна, я занимаюсь литературой. Профессия - эколог. Основные увлечения - книги, музыка, рисование. Канадой я увлеклась после написания своего дебютного романа "Мятежники". Своих героев я поселила в этой замечательной стране. Отныне, среди прочих моих желаний - посетить её в качестве туриста. Язык учу, и в т.ч., для того, дабы перевести мой роман на английский, и сделать его доступным иностранным читателям.) Я рада буду найти единомышленников и хороших собеседников на сайте. Что еще сказать? Я асексуалка, чайлдфри. Вредных привычек не наблюдается, кроме одной - чересчур верить людям. Мне 25 лет, родилась и проживаю в Харькове. Земляки, ау!) Откликнитесь)). Может, вы здесь есть тоже.
Запись опубликована в рубрике Литература Печать Язык. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий