Мятежники. Глава 10. Сновидение наяву

С наступлением весны, как казалось Райану, жизнь пошла более стремительная. Учиться хотелось все меньше. Чудесная магия весны действовала на Райана, вдохновляя его, он наконец-то закончил свой макет и мог похвастаться двумя десятками моделей. То была подводная лодка, которой он очень гордился. На этом Райан решил остановиться, тем более что теплая погода и свежий мартовский воздух не давали ему сидеть дома. Он часто гулял с друзьями и дольше, чем в зимнее время. Весна была ранняя и солнечная, дожди почти не шли, стало жарко. Солнце припекало сильнее, распускались листья на деревьях, к концу марта снег уже растаял, было сухо. С Бетти они тоже встречались чаще. Солнце пригревало все жарче, а любовь их становилась горячее. Они уже ходили без пальто, в свитерах, пиджаках и костюмах. Видя теперь ее раздетую, в коротких платьях, с декольте, на каблуках, Райан чувствовал жгучую страсть. Теперь он мог обнять ее талию, ощутить нежный бархат ее кожи, дотронуться до пышной груди. Делал он это украдкой, все еще стесняясь и робея, но Бетти была раскована, и Райан понемногу раскрепостился. Они теперь реже говорили, почти все время лаская друг друга, безудержно, самозабвенно. Райан уже понимал: их отношения перешли в другую стадию, сам он бежал от страсти, но страсть его, казалось, догнала. Он твердил себе, что это немыслимо, что им нельзя торопиться, свои порывы нужно подавить, что, в конце концов, это неприлично. С Бетти он вел себя смело, но дома, в школе, среди друзей ощущал себя ужасным грешником. Само слово «секс», будоражащее сознание, заставляло его внутренне сжиматься, он старался о нем не думать. Перспектива близости с Бетти казалась невозможной, убийственной. Он так нежно ее любил, она была его совершенством, его музой, отрадой и утешением. Грубое вожделение могло разрушить эту светлую любовь, низвергнуть в пучину греха, обесценить до простого инстинкта. Бетти со всей ее неистовостью контролировала себя гораздо лучше. Когда компанией они ходили в кино, он как-то прижал ее к себе, а она поспешно отстранилась, напомнив ему обещанное: «Райан, не надо сейчас…они ведь могут заметить». Когда они шли из школы, Райан жаждал ее поцеловать, а Бетти его остановила, потому что рядом были их одноклассники. Апрель уже завершался, погода стояла летняя, деревья зацветали, жужжали пчелы. Все было в зелени, куда ни посмотри. В первых числах мая, на прогулке, Бетти сообщила ему:
– Моя семья уезжает на выходные. Утром, 4 мая.
– В субботу? Так мы не встретимся?
– Почему же, конечно, встретимся.
– Но ты ведь поедешь с ними?
– Как раз таки нет. Я останусь. Я хотела тебе предложить отправиться в лес, на всю ночь. А утром встретить рассвет. Восход солнца над туманным горизонтом, над зелеными высокими холмами – это невероятно красиво. Тебе стоит увидеть самому. Ночи сейчас такие теплые, звездные.
– Ночью, одни, в лесу…
– Тебе нечего страшиться, Райан.
– Хорошо, – он взял ее за плечи, – только ради тебя. Я согласен. Не представляю, как мне уйти из дома так, чтобы никто не заметил. Попробую. Надеюсь, получится.

– Почему ты не хочешь ехать с нами? – осведомился Барт, услышав просьбу Бетти. Она хотела остаться дома. – Что ты здесь будешь одна делать?
– Я буду смотреть за домом.
– Но мы уезжаем всего-то на день.
– Ты же знаешь, в воскресение у меня тренировка. Я не хочу ее пропустить.
– Хорошо, – согласился отец, – будь по-твоему.

Субботний день тянулся бесконечно. В школе Бетти то и дело поглядывала на Райана с полуулыбкой, говоря ему без слов: «Сегодня, ты же помнишь? На всю ночь». Когда все члены семейства Сливеров крепко, с наслаждением уснули, Райан, с громким сердцебиением осторожно перелез через окно. Прямо напротив его спальни росла большая, ветвистая яблоня. Взобравшись на нее как можно тише, Райан приблизился к забору, и ловко спрыгнул вниз, на дорогу. Покинув таким образом дом, он шел вперед по безлюдной улице, освещаемой фонарями. Стояла мертвая тишина, не слышно было даже лай собак. У Райана ныло под ложечкой, он ощущал себя героем приключений, о которых читал в романах.

Встретив Бетти, он крепко обнял ее:
– Как же здорово. Все получилось.
– Пойдем, – она взяла его ладонь.
Они остановились возле речки. Луна, такая яркая, полная, бросала свет на водную гладь. Внизу росли камыши. Слабый ветер подхватывал листья, чуть заметно трепетавшие на деревьях. Они присели возле старой ивы, низко склонившей свои ветви.
– Как хорошо быть просто вдвоем, – сказал Райан, – когда рядом больше никого.
– В самом деле, – ответила Бетти. Она опустила голову ему на плечо, прикрыв глаза. – Райан, любовь моя, давай уедем отсюда куда-нибудь, сбежим ото всех. Хорошо? Ты поступишь в институт…
– Я буду капитаном корабля.
– А я буду известным хореографом. У меня появится своя школа танцев.
– Но где же мы будем жить?
– Снимем комнату.
– А деньги где возьмем?
– Заработаем. Я буду учиться в колледже и параллельно выступать.
– Я согласен. Но как же наши родители? Они ведь узнают о нашем романе.
– Все равно. Мы ведь станем взрослыми, уедем туда, где нас не знают, начнем самостоятельную жизнь, построим ее так, как хочется.
– Остался всего лишь год. Подумать только, мы станем выпускниками.
– Да, время быстро летит.
– А это значит, Бетти, наша компания неминуемо распадется.
– Но почему?
– Мы все разъедемся, кто куда. Найдем себе новых знакомых. Появятся другие интересы. Кто-то начнет встречаться.
– Как мы с тобой?
– Да, именно так. А ты не думала об этом, Бетти?
– Но мы сможем поддерживать связь. Созваниваться, писать друг другу письма, летом устраивать встречи.
– Я хочу, чтоб сейчас, пока мы вместе, мы были верны нашей дружбе. Я до сих пор перед Тимом в долгу.
– Это тот случай с Майклом ты имеешь в виду?
– Да, он самый.
– Тим уедет этим летом, в июне. Они с братом займутся бизнесом. Тим говорит, у них проводят бизнес-тренинги, он считает, этих знаний ему хватит.
– Я скептически смотрю на его затею. Боюсь, он ввяжется во что-то нехорошее. Я его уже предостерег.
– Тим имеет собственный разум. Пусть он решает сам.
– Ты не будешь скучать по человеку, с которым дружишь уже так долго?
– Буду. И что с того? У меня есть ты, и я люблю тебя. Тим – обычный приятель.
– А Лиз – обычная приятельница?
– Лиз мне как родная сестра. Мы общаемся уже 10 лет и знаем друг о друге почти все. А знаешь, с чего все начиналось? Мы гуляли вместе на улице, и я тогда порвала свое платье. Оно было такое тонкое, ручной работы, с перламутровыми пуговицами, а снизу – голубые кружева. Мы вместе съезжали с горки, а платье зацепилось за гвоздь, целый кусок отхватило. Мама очень ругалась, и запретила мне ходить к ребятам. Лиз узнала, где находится мой дом, принесла свое новое платье и отдала его со словами: «Пусть Бетти его наденет и приходит с нами играть». Представляешь, она вообразила, что мне просто нечего надеть, и поэтому я сижу дома. С того момента мы дружим. А папа сказал тогда маме: «Одень ее в обычную одежду, пусть бегает вволю по лужам, лазит на деревья, играет в мяч. Позволь ей быть просто ребенком».
– Лиз тоже нуждается в помощи.
– Райан, зачем ты это делаешь? Мы пришли сюда для того, чтоб решать чужие проблемы?
– Вовсе нет. Извини. Если честно…я как-то немного боюсь. Когда мы начинаем целоваться, я чувствую себя так неловко.
– Райан, мы одни, наедине! Я очень хочу твоей любви. Скоро закончится ночь, а мы тратим ее впустую. Приласкай же меня, – сказала Бетти.

Он словно ждал ее инициативы. Ночь, такая томная, спокойная, отпустила его страсть на свободу. Разомлев, Райан гладил ее тело, а Бетти задыхалась от блаженства. Не в силах больше сдерживать себя, они ласкали друг друга так трепетно и отчаянно, как только могли. Бетти расстегнула рубашку Райана, прижималась к нему и хотела, казалось, сростись вместе с ним. Их губы горячо и неистово сходились в поцелуе, захватывая друг друга и опять отпуская.
– Может, мы уже и не дети вовсе? – чуть отдышавшись, спросила Бетти, – разве можно в 15 лет испытать такое?
– Не знаю, – ответил Райан, с трудом переводя дух, – я забываюсь рядом с тобой. Попадаю, словно, в другой мир, где нет ни злобы, ни горя, ни слез, никаких забот и огорчений. И кажется, никто мне не нужен, только ты.
– Так не покидай же его никогда, – просила Бетти, – и мы будем счастливы вдвоем, – она прижималась к его груди, ощущения ее обострились. Так приятно было касаться его рубашки, чувствовать тепло его тела, запах, такой нежный, волнующий.

Бетти привстала на колени, руки судорожно скользнули сквозь волосы Райана. Луна всколыхнулась над ней, она наклонила голову назад, пока Райан осторожно целовал ее шею. После она сама поцеловала его лоб, и, наконец, оставила его, накрыв рукой встревоженное сердце. Они сидели друг напротив друга, переводили дух и пытались прийти в себя. Но мысли спешно и упрямо растворялись, давая волю низшему инстинкту. Оба ничего не понимали, тела обоих обжигало, а в животах все сжималось, образуя пустоту, невесомость. Хотелось большего, прекрасного, преступного.
– Мне жарко, расстегни, пожалуйста, верхнюю пуговицу, – Бетти была вне себя и уже без власти над собственным сознанием. Слова давались ей с мучительным трудом. Она хотела смолчать, но вместо этого вдруг стала его умолять:
– Райан, сделай что-нибудь, сделай, спаси меня, это они, скажи им, скажи.
– Тише, тише, успокойся. Сейчас станет легче.

Бетти хотела делать одно, но совершала совсем иное, она была расслаблена, и испытывала мучительное наслаждение от своей беспомощности. Райан аккуратно расстегнул пуговицу на ее блузке. От его мягких прикосновений дрожь побежала по телу. Райан отвернул воротник и медленно провел рукою вниз по ее светлой коже. Он как бы немного растерялся, но сила его влечения была столь велика, что руки сами опустились ниже и расстегнули еще две пуговицы. Он делал это словно неосознанно. Он увидел линию ее груди, глубокую, выразительную. Возбуждение все нарастало. Райан чувствовал округлость ее бюста, мягкого и податливого. Бетти следила за ним, ощущая сладкую истому. Ветер подбирался к ее телу, все больше и больше обнаженному, волнуя своей приятной свежестью. Она смотрела в глаза Райана, руки ее сжимали ворот блузки. Бетти медленно спустила одежду, соскользнувшую с ее хрупких плеч. Она убрала назад свои локоны, и ей стало очень хорошо. Она знала, что это неприлично – показать себя голой мужчине, тем более, если этот мужчина – ее возлюбленный. Но эмоции шли вразрез с сознанием. Ей было приятно оттого, что было стыдно, и стыдно, оттого, что приятно. Райана бросило в жар, когда его взору предстала ее соблазнительная грудь. Бетти обвила руками шею Райана и жадно впилась в его губы. Райану застилался дымкой весь белый свет. Удивительная любовь соединяла этих двоих: один настолько готов был любить и пожертвовать, совершить пусть даже безрассудный поступок ради любимого, насколько это готов был сделать другой. Минуту они целовались, потом Бетти все-таки взглянула на него. Она смотрела с огромным вожделением, в ее глазах танцевали огоньки; чувственные губы неподвижно застыли. Обезумев, они стаскивали друг с друга одежду. Будучи уже полностью обнаженными, Бетти и Райан легли на землю. Это было такое блаженство: чувствовать щекотание травы под собой, ее расслабляющую прохладу, и прикосновение любимого. Бетти уже знала, что сейчас произойдет между ними, волнение сменилось безмятежностью. Затуманенный рассудок смягчил и стыд, и страх, и сомнения. Она спокойно созерцала все вокруг. Возбуждение сотрясало ее тело, и тем сильнее хотелось оттянуть момент близости. Наконец оно достигло высшей точки. «Я готова, – говорил ее разум, – и пусть это случится сегодня». Она отдалась во власть человека, которого любила до беспамятства. Райан ласкал ее тело, ее плечи, грудь, соски, поглаживал упругий живот. Бетти раздвинула ноги, следя за ним с интересом и волнением. Райан коснулся ее бедер, внутренней их стороны, мягких впадинок, нежных выпуклостей. Наконец он подобрался к ее промежности: расправил маленькие складки кожи, и пальцы его скользнули внутрь. Бетти ощутила прохладу, чувственные его прикосновения вызвали в ней резонанс, она плотно сжала колени и вполголоса застонала. Пальцы Райана держали крепко ее кожу, до предела расширив отверстие, куда доселе никто не вторгался. Райан склонился над ней, ясные глаза Бетти без страха или смущения смотрели на него, в них было заметно лишь ожидание. Последнее, что он видит в старой жизни, – мелькнуло в его голове, – это ее белое лицо с дивными, тонкими чертами. Но через минуту он вступит в новую жизнь, и лишь луна, большая и серебристая, будет этому свидетельницей. Он подался вперед. Сейчас наверху наверняка вспыхнет яркий свет.
Бетти лежала в непринужденной позе, шикарное тело трепетало. Она крепко обхватила его плечи. Райан с силой надавил на нее, Бетти даже не смогла застонать, она только прогнулась всем телом, а ногти впились в кожу Райана. Резкая, неприятная боль пронзила ее до предела, ей казалось, ее режут насквозь, настолько это было глубоко. Бетти следовала за Райаном, тонко ощущая его движения. Она сильнее раздвинула ноги, тонкие руки сжимались, гладя плоский нежный живот, пышная грудь вздымалась и опускалась. Внутри нее заструилась кровь. А потом теплая волна хлынула в нее, прокатилась по ней и вырвалась каким-то неясным звуком. Эта волна блаженства подхватила Бетти и понесла ввысь. Все исчезло. Сердце Бетти, бившееся с огромной быстротой, словно, перестало стучать. Может, это смерть? Ей было безразлично. Страх перед неизвестным отступал. Они стали единым целым, и это необъятное наслаждение было одно на двоих. Невероятное чувство охватило их, его не выразить словами, никогда прежде в своей жизни подобного они не испытывали. Бетти видела себя среди больших прозрачных облаков, она шла, утопая в них, испытывая эйфорию. Какие-то белые создания проплывали мимо нее, они были бесформенны, бестелесны, только глаза, голубые, зеленые, карие, излучали человеческое тепло. Глаза эти сосредоточенно и задумчиво следили за ее перемещением. Много ангелов с белоснежными крыльями спешили навстречу Бетти. Они дружелюбно улыбались. «Мне хорошо», – кричала Бетти, не смущаясь своей наготы, она легла на одно из облаков, мягкое, как перина. Глаза ее закрылись, колени сомкнулись, она таяла, растворялась. Бетти открыла глаза и увидела звездное небо. Вместе с Райаном они лежали расслабленные, вспоминая то, что пережили, наслаждаясь этими воспоминаниями. Они опять занимались любовью, и, наконец, когда всего пару часов оставалось до восхода солнца, крепко уснули. Хотя не исключено, что в сновидениях каждого любовные баталии продолжались.

Только начинало светать, когда Бетти проснулась. Она медленно открыла глаза и в изумлении посмотрела вокруг себя. Она не понимала, что произошло, и как она могла здесь очутиться. Внезапная догадка поразила ее сознание. Она вспомнила события прошлого вечера, и от шока ее будто подбросило. «Я больше не девственница» – мелькнуло в ее голове. Эта шальная мысль вызвала в ней такой фейерверк эмоций, что она едва не закричала. Ее охватила радость – она бывает, когда происходят какие-то важные, прекрасные события. Вопреки запретам и убеждениям, вопреки греховности ее отчаянного поступка, Бетти ощущала немыслимую эйфорию. Стыд и волнение исчезли, осталось только светлое, беспечное счастье. Наверно, только в 15 лет люди могут испытывать такое. Несмотря на все суеверия, внушаемые Бетти с детства, она не чувствовала ни малейшего страха. Кара небесная не сразила ее, и тело ее не покрылось волдырями. Все прошло хорошо, естественно, и так, как она мечтала. Бетти  была удовлетворена и испытывала облегчение. Хоть Джильда и говорила ей о пагубности раннего секса, едва ли Бетти беспокоилась об этом. Нежность ласк и поцелуев, обоюдное желание, соприкосновение половых органов и чувство полного единения друг с другом – все это было ей необходимо. Бетти ничуть не сожалела о содеянном.

Она взглянула на спящего Райана, обвила руками его голову, и от этого прикосновения он проснулся. Он привстал и растерянно смотрел на Бетти. Райан ничего не мог сообразить. Когда дар речи вернулся к нему, он слабо и нерешительно вымолвил:
– Бетти…так это был не сон?
– Это был самый восхитительный сон в моей жизни, только случился он наяву, – сияя, ответила Бетти.
– Нет, нет… – Райан схватился за голову, и в спешке стал одеваться. Бетти опустила глаза. Теперь она испытывала неловкость, ведь он был совершенно голый. Сама она успела уже одеться, юбка ее порвалась, на блузке виднелись пятна, а волосы были спутаны. Тем не менее, сердце Бетти ликовало. Джильда, узнав о том, что она отдалась мужчине, вот так, в лесу, под деревом, сравнила бы ее с проституткой.
– Бетти, что мы сделали… – Райан был в растерянности.
– Хочешь, я тебе скажу, что мы сделали? – засмеялась Бетти, обнимая его за талию, – Мы были одни, в лесу, молодые, счастливые, влюбленные, радовались долгожданной свободе. Мне стало жарко, и я попросила тебя расстегнуть мою блузку…но ты на этом не остановился и начал раздевать меня дальше…Твои ладони касались тех мест, о которых раньше ты не смел даже думать. Вдвоем мы легли на траву, и ты сотворил надо мной один из самых ужасных грехов. Ты был как в трансе, впрочем, я была не лучше. Так что мы понесем наказание вместе.
– Бетти, нам не следовало, ты не понимаешь.
– Ты все еще в плену у предрассудков, и это тебе кажется правильным, но лучше быть плененным чувством, чем предрассудками. Богу было угодно, чтобы мы встретились, остались одни и испытали величайшее в мире наслаждение – любовь. Так не сдерживай себя! Там, где мы были близки, вырастут цветы, вот увидишь. Разве ты не получил наслаждение?
– Да! – воскликнул Райан, – такое сильное, что не хотел отпускать тебя и думал, что все это сон. Бетти, но как же так, – Райан был вне себя, – ты приглашала меня гулять, всю ночь, а утром встретить рассвет! А вместо этого мы занялись любовью? Ты хотела уединения, подразумевая физическую близость?
– Я думала, мы сделали это вместе, – сказала Бетти, заметно огорчаясь.
– Да, вместе! Я виноват. Я думал, что сплю, я был словно в иной реальности, и ничуть себя не контролировал. Бетти, я слишком люблю тебя! Я не мог себе даже помыслить…это так глупо, так мерзко!! – он прильнул к большой плакучей иве.
– Райан, ты меня обижаешь. Я люблю тебя, ты любишь меня! Я хотела, чтоб мы стали одним целым, мне было мало одних поцелуев, одних задушевных разговоров! Я так счастлива была в твоих объятьях! Я не знаю, как это выразить, я получила оргазм, первый раз, вот так, по-настоящему.
Райана стыдило ее признание, он старался не думать о случившемся, исступленно вцепившись в дерево.
– Райан, любовь моя, – Бетти обняла его плечи, – я знаю, это сложно, непривычно, нелепо! Я понимаю твое смущение. Но мы оба хотели близости. Все равно, это было неизбежно. Неужели нельзя отпустить себя, забыть о собственном смущении и просто получать удовольствие?
– Мне больно, – Райан поежился, – ты зачем-то меня поцарапала. Тебе было настолько хорошо, что ты невольно сделала это?
– Мне тоже тогда стало больно, – смутившись, ответила Бетти.
– Почему?
– Потому что девушки могут испытывать боль, когда впервые занимаются сексом.
– Так ты…
– Да, я испытывала боль…потому что лишилась невинности. Я была девственна, Райан, – Бетти опустила взгляд.
– Ты знаешь, я тоже в первый раз.
– Вот здорово! – улыбнулась Бетти, – впервые всерьез полюбили и вместе лишились невинности! Это же счастье!
– Я не мог перебороть свое желание. Я оказался слаб перед ним. Ты знаешь, Бетти, как это ужасно, и как гадко думать об этом!
– Когда тебе снова захочется, ты должен сказать об этом мне! – просила Бетти.
– Я не хочу причинять тебе боль.
– Ты мне не сделаешь больно!
– Нет, Бетти, не надо, это все очень мерзко, это испортит наши отношения.
– Ты хочешь заниматься онанизмом? – возмутилась Бетти, – тебе это кажется менее противным, чем со мною?
– Бетти, как ты можешь такое говорить! Я слишком люблю тебя! Страсть к тебе – она выше жизни, правда! Ты никого не оставишь равнодушным. Я мог бы делать с тобой то, что делали бы на моем месте миллионы других…но я не хочу. Ты ведь будешь страдать от этого, Бетти! А теперь хватит, мне нужно идти домой. Пойдем, я тебя провожу.

Они покинули лес, и вышли на улицу. Здесь они попрощались. Райан обнял ее через силу, он испытывал какой-то дискомфорт. С трудом сказав Бетти: «До встречи», он стремительно ушел прочь от нее.

Вскоре Райан был возле дома. Перелезая через окно, он нечаянно зацепился за глобус, и тот с громким стуком опрокинулся. В соседней комнате послышался скрип двери. Райан быстро разулся и лег в постель. Он не успел подхватить одеяло, соскользнувшее на пол – Майкл уже стоял на пороге:
– Райан, ты уже встал? Ты спал одетым?
– Майкл, уйди! – попросил его Райан и укрылся одеялом с головой. Он был в досаде и смятении.

Бетти вернулась домой. Она стояла возле трюмо с большим зеркалом в золотистом обрамлении. На нее смотрела задумчивая девушка, с полудетским еще лицом, с белокурыми вьющимися прядями. Внешне никаких изменений, все те же обычные ощущения. Тем не менее, Бетти стала женщиной, и радость переполняла ее. Она быстро зашила юбку, выстирала блузку и наполнила ванну до краев. Бетти долго нежилась в ней, вспоминая прошедшую ночь. Она закрыла глаза, вновь переживая все, что было: давление тела Райана, острую режущую боль. Внутри нее тогда что-то пружинило, ее охватили спазмы, и какая-то неведомая сила стремилась вытолкнуть наружу его плоть. Эти ритмичные движения постепенно расслабили Бетти, стало щекотно, приятно. От этих шальных воспоминаний она снова ощутила возбуждение. Бетти часто представляла себе, но в реальности все вышло еще лучше. Днем она отправилась гулять, никто из ее друзей не догадывался о том, что с ней случилось, и это втайне радовало Бетти. Придя домой с тренировки, она встретила там свою семью. Вместе они сели ужинать. Бетти не смотрела на родителей, чувствуя себя провинившейся. Они учили ее целомудрию, беречь свою девственность до свадьбы, а она не послушала их.
– Что-то случилось, Бетти? – спросил отец, заметив ее грусть.
– Нет, нет, все в порядке, папа.

Она отправилась в свою комнату и закрыла ее на ключ. Бетти хотелось одиночества, хотелось разобраться в своих мыслях. Она включила песню Джо Дассена «Если б не было тебя» – эта песня стала гимном ее любви, соответствовала ее настроению, лирическому, романтичному. Бетти хотелось забрать его, увезти далеко с собой, на дикий, безлюдный остров, и там заниматься с ним любовью так часто и так неистово, насколько это возможно. Бетти охватила печаль. Она совсем не думала о его чувствах, и сейчас ей так не хватало Райана, зачем она вела себя беспечно, зачем пренебрегла его волнением? Завтра она встретится с Райаном и обязательно все ему расскажет. Она попробует уверить его в том, что по-прежнему любит его, и даже его застенчивость, комплексы и сомнения не заставят ее разлюбить. Скорее бы только пришло завтра…

Об авторе Ольга Бовкун

Меня зовут Бовкун Ольга Александровна, я занимаюсь литературой. Профессия - эколог. Основные увлечения - книги, музыка, рисование. Канадой я увлеклась после написания своего дебютного романа "Мятежники". Своих героев я поселила в этой замечательной стране. Отныне, среди прочих моих желаний - посетить её в качестве туриста. Язык учу, и в т.ч., для того, дабы перевести мой роман на английский, и сделать его доступным иностранным читателям.) Я рада буду найти единомышленников и хороших собеседников на сайте. Что еще сказать? Я асексуалка, чайлдфри. Вредных привычек не наблюдается, кроме одной - чересчур верить людям. Мне 25 лет, родилась и проживаю в Харькове. Земляки, ау!) Откликнитесь)). Может, вы здесь есть тоже.
Запись опубликована в рубрике Литература Печать Язык. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.