Мятежники. Глава 14. Перемены

mudroslov-185-bespechalnye-frazy-o-peremenah1Лето, как всегда казалось Райану, промчалось с ужасной быстротой. За два месяца летних каникул он смог преодолеть свою тоску, хоть прежняя боль от разлуки давала знать о себе довольно часто. Жизнь вошла в привычное русло. Райан снова взялся за любимые занятия и даже смастерил Камилле куклу. Забота о родственниках спасала его от депрессии. Райан чаще бывал с семьей, находя в этом истинное счастье. О новых любовных отношениях он даже совсем и не думал. Он очень хотел забыть о Бетти, но теперь, с наступлением осени, принужден был каждый день ее видеть. Веселые прогулки с друзьями потеряли для него свою прелесть. Поссорившись с Бетти, разлучившись с Тимом, Райан утратил интерес к общению. Именно эти два человека стали ему близки. Без Тима их дружная компания была, казалось, обречена. Райан, не желая видеть Бетти, избегал и ее приятелей, и снова, как в начале их знакомства, оставался в добровольном одиночестве. Он записался в бассейн, снова стал много читать и помогал дяде Генри мастерить его шедевры.

Джерри начала вновь его расспрашивать, и в этот раз Райан сразу сказал правду, умолчав, разумеется, о Бетти. Узнав, что он расстался с девушкой, Джерри искренне огорчилась и пыталась дать ему советы:
– Эх, Райан, раньше бы объяснил! Ну, теперь-то скажи, кто она?
– Нет, Джерри, я не могу.
– Ну а как я смогу тебе помочь?
– Спасибо, Джерри, ты очень добрая, но правда, не стоит беспокоиться.
– Как это, не стоит беспокоиться? Ты меня удивляешь. Я же вижу, как ты переживаешь.
– Мне тяжело все снова вспоминать. Дай мне время перестроиться.
– Наоборот, тебе нужно быть с друзьями! Чует мое женское сердце – тебе следовало нам доверять! Я, как девушка, помогла бы тебе, я ведь лучше знаю, что нужно женщинам. Наверняка, вся причина в твоей неопытности. Ты так мало знаешь о нас!
– Это верно, – признался Райан.
– Девчонки в школе глаз с тебя не сводят! А ты их боишься, как черт ладана! Да если бы ты только меня слушал, ты бы с ней не поссорился!
– Джерри, я прошу тебя, не стоит. Я сам во всем разберусь.
– Ты хочешь, когда все вокруг встречаются, оставаться вот так, в одиночестве? Разве тебе не хочется любви?
– Почему, вот Джим – без пары тоже.
– Джим – гей, если ты еще не понял.
– Гомосексуалист?!
– Не делай такие глаза!
– Просто…это же противоестественно. Не представляю себе, как можно…
– Кстати, раз мы вспомнили о Джиме. Бетти хочет познакомить его с продюсером. У этого мистера Максвелла уже есть раскрученная группа. Во вторник они будут выступать. Приходи, вместе с нами послушаешь.
– Я, правда, не могу, извини. В другой раз обязательно приду.
– Хочешь, я попрошу Бетти, пусть она с тобой поговорит. Может, ей ты расскажешь свою историю.
– Что ты, Джерри, не нужно.
– Не знаю…просто, с ней ты очень сблизился. Я думала, тебе будет легче открыться.
Снова в сердце защемило. В который раз.
– Спасибо. Я справлюсь, обещаю.

Во вторник Джерри, Джим, Бетти и Лиз отправились в «Чертовую дюжину». За столиком они увидели темноволосого мужчину средних лет с маленькой бородкой и тонкими, едва заметными усиками. Он с доброжелательностью улыбнулся и вышел навстречу компании:
–        Разрешите представиться: Гэри Максвелл. А вы, должно быть, одноклассники Бетти?
–         Да, это мы, – ответила Джерри.
– Приятная встреча, – Максвелл сиял, – такая талантливая и озорная молодежь, полная сил и стремления.
– Это верно, – сказала Лиз.
– Это Джим, он очень хочет петь. Он даже сам сочиняет мелодии.
Джим как-то сдавленно улыбнулся, словно упоминание о собственных произведениях вызывало у него недовольство.
– Очень хорошо, – сказал Гэри, – что же, я готов с ним поработать. Необходимо прослушать Джима, выявить личностные особенности, войти, так сказать, в контакт. Чего желает наш юный герой, какие цели он ставит для себя?
– Не знаю, – ответил Джим, – заниматься любимым делом. Мать сердится, когда я играю, считает, что я зря трачу время. Музыку она ненавидит. Хотелось бы доказать, что я стою чего-то в этом мире. Хочу найти себе единомышленников.
– Отлично, – похвалил его Гэри, – знаешь, что самое главное, без чего не обойтись в искусстве? Не важно, кем ты родился, худой ты или толстяк, не важно, кто твои родители, и какая у тебя фамилия. Главное – быть собой, быть неповторимой личностью. Потому что залог успеха – это искренность и душевный посыл.
– Вот, я всегда так считала, – Джерри была довольна, – суметь свои недостатки, то, что кажется смешным на первый взгляд, нелепым и сумасбродным, превратить в свои достоинства. Тогда тебе будут подражать.
– Подражание есть лицемерие, – возразил в ответ мистер Максвелл, – когда мы стремимся подражать, мы напрочь теряем себя. Даже самая талантливая копия хуже оригинала. Знаешь, чего нужно добиваться? Быть лучшим в том, что ты делаешь. Выбрать себе узкое направление и достигнуть в нем совершенства. Только не копируя кого-то, а культивируя собственные ценности, развивая свои личные данные.
– Джиму стоит учиться у Бетти – она наш феномен в танце. По-моему, ей подвластны любые стили. Все потому, что она самобытна и просто неимоверно трудолюбива, – рассыпалась Джерри в комплиментах.
– Мне ли об этом не знать? – мистер Максвелл улыбнулся, – я общаюсь с мистером Ханслером вот уже 22 года. Мы вместе начинали свой бизнес. Потом я ударился в музыку, стал продюсером. Сейчас уже имею состояние и возможность работать в удовольствие, а не просто «делать деньги», как раньше. Бетти я знаю с ранних лет, и сколько я ее помню, она всегда и во всем была неистова. Джиму как раз нужно быть неистовым. Одного желания мало, необходимо здоровое упорство.
– Расскажите о вашей группе, – попросила Элизабет.
– Познакомился с ребятами недавно – около года назад. Наш контракт рассчитан на 5 лет. Но даже за этот год они много чему научились. Пока идет запись песен, и некоторые из них будут сегодня представлены. Надеюсь, вы останетесь довольны.
– Как называется группа?
– Довольно смело: «Падшие ангелы». Это их личный выбор. Такова концепция творчества. Именно по этой причине ребята пока находятся в «подполье». Они ездят по городам, и дают свои концерты в клубах. Конечно, они хотят быть на слуху, чтобы песни их звучали по радио. Только формат не подходит. Конечно, для простого обывателя смысл песен будет неясен. Но я рад, что парни раскрылись, нашли свою целевую аудиторию. Их взгляды и убеждения имеют право на жизнь.
После выступления рок-группы друзья не торопились уходить. Гэри разговаривал с Джимом, а девушки остались за столиком. К ним подсел один из музыкантов, назвавший себя Джеком Уоленсом.
– Так вы – гитарист «Падших ангелов»? – спросила Джерри у юноши.
– И по совместительству главный падший ангел.
– В нашем городе всех плохих мальчиков давно уже посадили, и мы испытываем их дефицит, – кокетливо призналась Элизабет.
– Как-то тихо стало в городе, правда, – подтвердила Джерри с серьезным видом.
– Тихо стало, потому что Тим уехал, – объяснила ей Элизабет.
– Сожалею, что не могу всегда быть с вами – наша группа активно путешествует. Но в ближайшие месяца 2 мы точно никуда не денемся. Хью пишет новые песни, и до Рождества мы будем заняты на студии.

Джек широко улыбался. Улыбка его была обаятельна, как у голливудских актеров. Он посмотрел на Бетти и весело ей подмигнул. Бетти чувствовала, что понравилась Джеку. Её пышный бюст, в глубоком декольте, всегда привлекал внимание. Мужчины, созерцая его, пылали от грешной страсти.

– Я предлагаю отметить наше знакомство, – продолжил Джек, поглядывая на Бетти.
– Сейчас уже довольно поздно, – сказала Джерри, – не лучше ли отметить в другой раз?
– Как скажете, милая барышня. В субботу, у меня на квартире.
Лиз приподняла бровь в недоумении. Бетти осталась бесстрастна.
– Ты хочешь в эту субботу?
– Естественно. А что, есть возражения?
– Да нет… Ну что, девчонки, – Джерри посмотрела на подруг, – идем?
– Конечно, идем.
– Отлично, – одобрил Джек, – значит, вот адресок, – он достал из кармана записную книжку и ручку. Набросав небрежно свой адрес, он вручил его растерянной Джерри.
– А во сколько нам лучше прийти?
– Лучше в 7.
– Это было бы здорово.
– Тогда до встречи, – попрощался Джек с ними.

В субботу, после занятий, Джерри сказала Бетти:
– Мы совсем ничего о нем не знаем. Идти вот так сразу, в гости…
– Гэри о нем отзывался, как об очень перспективном музыканте и веселом добродушном человеке. Говорил, что Джек очень щедрый и всегда гостеприимный с людьми. Он-то знает своих подопечных.
– Тогда ладно, – сказала Джерри.

Квартира, в которой жил Джек, содержала в себе две комнаты. Одну арендовал сам Джек, другую – Билл, его приятель. Билл был невысоким, некрасивым юношей, с большими очками и залысиной. Он оказался почти ровесником Джека, но выглядел лет на 10 старше. Биллу было 26, Джек отпраздновал 24-летие незадолго до встречи с девушками. Он показал им новую гитару, подаренную на день рождения, и попробовал на ней поиграть, – гитара имела прекрасное звучание. Она была ярко-желтого цвета, блестящая, с черным узором.
– Прикольно, – одобрила Лиз, – Джим был бы рад такой.
– Ты предлагаешь, чтобы мы тоже подарили ему гитару? – спросила Джерри, оглядывая комнату.
– А почему нет? Он все просит у друзей, на свою насобирать не может. Сделали бы ему сюрприз. Тоже какую-нибудь яркую, а то сам он вечно во всем черном. Подарили бы ему на день рождения.
– До 29 января все еще может измениться. Вдруг он вообще забросит музыку. Он как-то неохотно согласился, когда Гэри назначил прослушивание.
– Ну, уж нет! С такой инертностью он и вправду немногого добьется. С этим нужно как-то бороться.

Джек разлил в бокалы вино и потянулся за гитарой. Он играл по просьбе Джерри, пожелавшей услышать недавно созданную песню. Ноябрьский вечер подходил к концу, сердце Бетти томилось ожиданием перемен. Легкая, ободряющая мелодия усилила это настроение. Но больше вина и музыки ее увлекал сам Джек, сидящий напротив. Его черные, как ворон, взлохмаченные волосы, длинный, с горбинкой нос, беспокойные зеленые глаза, то и дело встречающиеся с ее глазами. Было в нем что-то дерзкое и притягательное. Она смотрела на его крепкие мускулистые руки, с татуировками по самый локоть, на вены, выступающие под кожей, в которых кровь, казалось, просто бурлила. Дыхание ее перехватило, она поставила бокал и непроизвольно потянулась вперед. Джек лукаво подмигнул и снова весь обратился к песне. Ни Джерри, ни Элизабет уже не существовало для них, но и те, словно, не замечали ничего. Когда Джек закончил играть, Бетти снова взяла бокал, но взгляд ее по-прежнему был направлен на музыканта. Каждое движение Джека волновало ее настолько, что ей остро захотелось остаться с ним наедине.

– Мы, пожалуй, пойдем, – сказала Джерри, прервав ее нечаянные грезы.
– Да, я тоже так думаю, – словно из другой реальности донесся до Бетти голос Элизабет.
– Бетти, мы уже уходим, – раздался голос Джерри у нее над головой.
Бетти встала, и с опущенным взглядом, тихо, но очень четко произнесла:
– Я останусь здесь.
Подруги были в изумлении.
– Девочки, да не обращайте вы внимания. Бетти немного перебрала. Я сам отвезу ее домой.
– Перебрала? – возмутилась Лиз. – Да никогда такого не было раньше!
– Все хорошо, – успокоила Бетти, – я просто хочу остаться.
– На часах половина 10-го! Когда ты думаешь возвращаться?
Бетти вновь посмотрела на Джека, говоря ему без слов то, что было понятно лишь ему. Джек привлек ее к себе и с намеком взглянул на Джерри.
– Хорошо, если ты так решила, – терпеливо начала Джерри, – ладно, поступай, как хочешь. Но ты ведь никого не предупредила.
Лиз набрала домашний номер Бетти.
– Да, я слушаю, – раздался строгий голос Джильды.
– Миссис Ханслер, это я, Лиз Харлоу. Бетти переночует у меня. Это можно?… Почему? Нет, нет! Она рядом. Дать ей трубку? Хорошо. Сейчас. Да, конечно. Вполне.
– Я вернусь завтра утром, – сказала Бетти. – Нет, все в порядке. Не волнуйся.

Джек провел Лиз и Джерри в прихожую. Бетти легла на кровать. Внизу живота пульсировало, от желания хотелось кричать. Голова ее кружилась от страсти, мысли сбивались и путались. Если бы здесь был Сатана, она бы отдалась и ему. Джек между тем вернулся в спальню и хлопнул ее по бедру.

– Наконец отделались от твоих докучливых подружек.
– По меньшей мере странно слышать от тебя такое, если учесть, что ты сам их пригласил.
– Если бы я пригласил только тебя, ты бы вряд ли пошла, верно?
Рука его скользнула под платье Бетти, обнажив ее правую ногу.
– Ты так легко отдаешься человеку, которого совсем не знаешь?
– Тем лучше.
– А вдруг я преступник? Или балуюсь наркотиками. Ведь у каждого из нас есть тайны.
– Какое это имеет значение?
– Ты все больше мне нравишься, крошка. Рад, что наши мнения совпали.

Она легко разделась перед Джеком, не испытав ни стыда, ни сомнения. Джек не тратил время на долгие прелюдии и вошел в нее резко и настойчиво. Каждый его толчок вызывал у нее протяжный стон. Бетти громко кричала, забыв, что за стенкой их слышит Билл. Они ласкали друг друга, кусали, доведя, в конце концов, до бессилия. Насытившись, Джек и Бетти заснули.

– Ну что, как минувшая ночь? Впечатления были приятными? – утром спросил ее Джек.
– Я думала, что умру. Но это было не страшно.
– Что, совсем не было больно?
– Боль? При чем здесь она? Больно бывает в первый раз. А потом легко и приятно.
– Да уж, насладились, как следует. Даже не хочется отпускать тебя.
– Я схожу в душ, – сказала Бетти.

…Джек застал ее лежащую в ванне, в расслабленной и раскованной позе. Он с пониманием улыбнулся:
– Тебе было мало целой ночи?
Бетти встала, смущенно пряча взгляд. Она забыла обо всем.
– Я просто хотела попробовать.
– Кто бы сомневался. Ну и как?
– Хорошо.

Когда она вернулась в комнату, Джек подошел к ней сзади, и начал ее ласкать.
– Джек, нет, – протестовала Бетти.
– Да ладно, секс лучше зарядки.

Джек посадил ее с собой на кровать, крепко держа ее за руки. Бетти почувствовала глубокие толчки, и, произнеся «нет» срывающимся голосом, покорилась его смелым ласкам. Она открыла глаза, только лишь когда он закончил.
– Мне нужно идти домой.
– Я тебя отвезу.

Бетти поспешно оделась. Джек посадил ее в машину, Бетти была уставшая и чудовищно хотела спать. Она всю ночь занималась сексом, так яростно и изощренно, что была совершенно истощена. Осознать то, что случилось, она смогла лишь на следующий день. Как ни странно, эта порочная связь не вызвала у нее отвращения. Бетти удивлялась собственному спокойствию. Оказалось, что секс без любви – это не так уж и страшно.

Впервые за долгое время она ощутила эмоциональный подъем, приход нового этапа в своей жизни. Предыдущие 4 месяца не оставили по себе ничего, кроме боли и щемящей тоски. Только лишь преданность танцу, доходящая порой до фанатизма, и обычные развлечения с друзьями, отвергаемые ею прежде, спасали Бетти от отчаяния. То, что казалось таким трагичным, таким немыслимым, разрушающим, произвело в ее душе революцию. Ее внутренняя сущность раскрылась в полной мере, она осознала то, о чем раньше не подозревала. Отвергая любовь как необходимость, Бетти уже не следовала нравственным принципам. Она всегда хотела любить, дарить счастье другому человеку, и самой ощущать себя счастливой от обычных прикосновений, взглядов. Когда она полюбила, даже самые обычные фразы, которыми они обменивались, даже редкие недолгие прогулки и поцелуи приводили ее в восторг. Бетти не могла понять, почему полюбила так сильно; в этой ее одержимости было что-то магическое. Её сводила с ума его смущенная, несмелая улыбка, тонкие складки возле губ, его большие карие глаза, сосредоточенный серьезный взгляд, его нежные слова любви, такой чистой, такой возвышенной. Им было легко вдвоем, такого комфорта и спокойствия Бетти прежде ни с кем не испытывала. Они были настолько разными, и тем таинственнее казалась их любовь. От этой непостижимой любви душа ее воспаряла к небу, от Райана, такого робкого, стыдливого, ее тело, словно, таяло в наслаждении. Даже после близости с ним она ощущала себя девственной. Бетти была чиста, потому что таким был Райан. Она не могла вести себя иначе. Джек разбудил в ней страсть, он был таким же, как и Бетти, темпераментным, отчаянным и безрассудным. Он жил легко, без принципов и правил, поступая так, как удобно. Он дал ей ощущение свободы, то, чего Бетти не хватало. Не стоит ожидать любви, ограничивать себя моралью, тогда, когда можно наслаждаться обычными простыми вещами. Наконец-то она побудет сама собой – грешницей, «плохой девчонкой», нарушающей нормы и правила, а не примером для подражания. Эта невероятная страсть так долго томилась в ней, там, под тяжестью привычек и убеждений, и вот теперь Бетти даст ей волю. Больше никаких ограничений. И если завтра она встретит кого-то, кто покажется сексуальнее Джека, Бетти смело и без колебаний сделает его своим любовником.

Об авторе Ольга Бовкун

Меня зовут Бовкун Ольга Александровна, я занимаюсь литературой. Профессия - эколог. Основные увлечения - книги, музыка, рисование. Канадой я увлеклась после написания своего дебютного романа "Мятежники". Своих героев я поселила в этой замечательной стране. Отныне, среди прочих моих желаний - посетить её в качестве туриста. Язык учу, и в т.ч., для того, дабы перевести мой роман на английский, и сделать его доступным иностранным читателям.) Я рада буду найти единомышленников и хороших собеседников на сайте. Что еще сказать? Я асексуалка, чайлдфри. Вредных привычек не наблюдается, кроме одной - чересчур верить людям. Мне 25 лет, родилась и проживаю в Харькове. Земляки, ау!) Откликнитесь)). Может, вы здесь есть тоже.
Запись опубликована в рубрике Литература Печать Язык. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.