Как оно. Жизнь в Саскачеване. RM of Laird

Можно ли измерить плоскость Саскачевана, как глубоки местные озера и много ли в них рыбы? А есть ли лето? И вообще, живут ли там люди, а если и живут, то как? Вокруг Саскачевана много неизвестного, надуманного и стереотипного. Какой же он, Саскачеван, на самом деле?

Год с небольшим прошел с тех пор, как мы, люди стопроцентно городские, перебрались в сельскую местность Саскачевана. Точнее сказать в рурал эрию. Кто живет в Северной Америке, тот понимает разницу между европейской сельской местностью и американской рурал эрией — сел и деревень в наших краях нет. Фермеры, или те, кто хочет жить загородом, селятся в чистом поле, отгораживая свои дворы посадками лиственных деревьев или елей. До ближайших соседей могут быть километры. Бывают варианты, когда соседние дворы расположены рядом, буквально в 100 метрах друг от друга. Но это исключение. А так, можешь делать во дворе все, что хочешь, никто не увидит.

Наш район называется Лэйрд, по имени небольшого поселения, который по идее должен был быть райцентром. Но главный офис располагается в крупнейшем городе — Волдхайме. Хотя совершенно не обязательно, чтобы районным центром был самый крупный населённый пункт округи. Примерно в 7 километрах от Волдхайма мы и живем.

Волдхайм, как и район Лэйрд – места занятные. Наверное 99% местного населения – немецкие менониты. Большинство из которых – потомки переселенцев с юга Украины, когда та была еще частью Российской Империи. Называние городка с немецкого переводится, как дом в лесу и назван в честь крупнейшего менонитского поселения на территории Украины конца 19 – начала 20 веков, которое располагалось между Запорожьем и Бердянском. В советское время поселок был переименован, и как называется сейчас ни мне, ни моим соседям-менонитам не известно.

В конце того же 19 столетия в наших краях начинался лес, который практически весь пошел на строительство тогдашнего Саскатуна. Сегодня, чтобы попасть в саскачеванскую тайгу, надо ехать на север примерно час. Начинается лес в районе города Принц Альберт. Или просто Пи-Эй, как называют его местные. О Принц Альберте можно много интересного рассказать, но как-нибудь в другой раз. Вообще, это исключительная особенность провинции, когда самое интересное и увлекательное находится далеко за пределами главных городов – Саскатуна и Реджайны. Для жизни в городской Альберте, в первую очередь стоит рассмотреть варианты с Эдмонтоном или Калгари. В Саскачеване, реши мы жить городской жизнью, думаю, в сторону Сасктауна, как, впрочем, и Реджайны, даже не смотрели бы.

На севере района Лэйрд протекает река Северный Саскачеван, хорошо известная жителям Эдмонтона. В реке можно найти золото или поймать осетра, это к слову. Но еще она — административная граница между районами Лэйрд и Блейн Лейк.

Район Блейн Лейк известен, как русский район, или район духоборов. Хотя украинцев в нем живет больше, на мой взгляд, и вернее было район называть украино-русским, все-же Блейн Лейк — район духоборский. В Канаде не так много мест, которые можно обозначить краем русских духоборов. А вот украинцев… в Саскачеване, пожалуй, каждый третий имеет украинские корни и этим по составу населения провинция здорово напоминает Эдмонтон и восточные от альбертийской столицы районы. Где немецко-украинская группа – вторая по численности после британской.

А вот чем отличаются наши края от центральной и центрально-восточной Альберты — большим количеством этно-религиозных колоний гатерайтов. Чем-то напоминающие амишей, но не настолько зашореные. Впрочем, наладить нормальный диалог и с этими ребятами довольно проблематично. Живут они обособленно и богато. Одеваются одинаково по моде 19 века. Разговаривают то ли на немецком, то ли голландском. И с чужаками разговаривать не особо любят. Хотя с удовольствием продадут что-нибудь из того, что производят, а живут они сельским хозяйством. И тут стоит признать, гатерайтские колонии могли бы послужить образцом, и наверное образцом недостижимым для советских колхозов. Одна из таких колоний находится буквально в 10 минутах езды от нас. Выглядит чинно и богато.

Наш район, как успел уже рассказать, менонитский. Странные люди в странных одеждах, в платках и жутко религиозные остались в прошлом. Подавляющее большинство современных менонитов — совершенно цивилизованные и внешне ничем не отличаются от обычных канадцев. И все-же со своими особенностями. В церковь ходят регулярно и о своих менонитских делах время от времени вспоминают.

У нас в Волдхайме, примерно 1000 жителей, есть три церкви,. Другой ближайший городок — Хепберн (человек 600) может похвастаться еще двумя церквями. Эти пять церквей всегда рады всем посетителям, вне зависимости от религиозных взглядов. Надеюсь, вы догадались, что все эти церкви – менонитские. Уверяю, никто нигде надоедать вам со своей религией не будет. Но будут рады видеть у себя, пусть только для того, чтобы видеть новые лица и иметь возможность с вами пообщаться. Некоторые местные посещают эти церкви по очереди.

Говорят, в Манитобе есть менонитские районы, где не так лояльны к «чужакам», и если вы уж поселились там, вам раз за разом будут напоминать о менонитском присутствии. У нас такого нет. В том числе и из-за того, что река Северный Саскачеван – та ещё граница, и местный люд сильно перемешался с северными соседями: духоборами и украинцами. Соседи раскрыли секрет, поселяясь южнее реки, духоборы или украинцы сознательно брали немецкие фамилии, чтобы детям было проще в школах. Поэтому какой-нибудь условный Шмидт может быть Приходько, а Хенкель – по рождению Поповым. Поди разбери, кто из них настоящий немец, а кто деланый.

Особенностью края можно назвать и необычайную болтливость местных людей. Не интересовался корнями такого феномена, но факт остается, более словоохотных канадцев я нигде не встречал. У этой палки два конца. С одной стороны, очень легко входить в контакт и сложно остаться изолированным, даже если и хотелось бы. С другой стороны это приводит к чудовищной необязательности. Можешь ничего не просить, сами пообещают, но ничего не сделают. Можешь договориться о сделке в 1000 долларов. И ничего. Вроде как и не договаривались, при том, что с 1000 долларов должен был расстаться ты.

Можно договориться с соседом о встрече на сегодня после обеда, и эта «после обеда» будет длиться неделями, после чего канет в лету. Не говорю, что таких большинство, но процент подобных случаев настораживает и заставляет задуматься о закономерности. Ухо приходится держать востро. Хотя. После двух-трех напоминаний надежда как-то сама собой умирает, и ты понимаешь, что обещано или сказано это было ради словца.

Таким нам видится район Лэйрд после года с небольшим в нем проживании. О том, почему мы выбрали именно этот район, а не какой другой в округе Саскатуна, я расскажу в другой раз. Как и о том, как живется, какие развлечения, культурные мероприятия, рыбалка-охота, магазины, рестораны и прочее-прочее. Если, конечно, будет интересно. Подытоживая, делюсь итоговым видео за 2017 год о жизни на ферме в Саскачеване.

Запись опубликована в рубрике А что у вас?, Адаптация иммигрантов в Канаде, Города, Повседневная жизнь, Руководство для ньюкамера. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

9 комментариев на «Как оно. Жизнь в Саскачеване. RM of Laird»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.