Latest Impressions

Когда я работал над «Хемингуэем», я с удивлением обнаружил, что материал разбудил немало забытых чувств и впечатлений. Предлагаю вашему вниманию «штриховую зарисовку» в стиле литературного импрессионизма.

… «Всё суета сует, и томленье духа»..

И дали этому явлению имя… Сложно-сочиненное, составное. «Синдром», называется. С прицепом уточняющих определений.

Чёрт его знает.. Всё нынче — синдром. Куда ни кинь. Всё есть вид синдрома. Всё, что проявляет «склонность отклонятся».. от нормы, естественно. То есть, практически всё.

Поразительно, но до сих пор есть те, кто считает. что всё действительно идет у них нормально. У них, не у других. Можно подумать! Вранье. Не верю! Ни у кого, и ничто не идет нормально. В лучшем случае — с «отклонениями». Но зачастую просто: всё идет вкривь, и вкось. По законам синдрома. Вот это и есть нормально. Сказать, что они врут, когда говорят «всё у них идет нормально»? — Мы-то знаем, что бы они ни говорили — просто всё у них идет «нормально нормально».

Не надо даже врать. Нет необходимости! Не напрягайтесь выдумывая, и изощряясь. Но нет необходимости говорить искренне — если это вас также напрягает. Можете вообще ничего не говорить. Мы знаем, у вас всё нормально. Но прошу учесть: не доводите дело до ручки, не позволяйте «синдрому совести» мучить вас до конца ваших дней. Мы снимаем с вас это бремя! Скажите только, что всё у вас — НОРМАЛЬНО, и мы всё поймём.

Мода — вот что продолжает быть абсолютно нормальным. Она подразумевает изменения и отклонения — циклически! И вот забрезжил свет надежды — изменения и отклонения могут стать предсказуемыми! На дворе, в этом сезоне такая-то и такая мода, на «то, и то». «Отклонения от отклонений прошлого сезона — такие-то и такие-то». Узаконим нормально-изменчивое!

Надо дать распространиться синдрому моды (окончательно и бесповоротно отдаться «моде на синдромы») на возможно большее число сфер и институтов текущей жизни. И вы постигните наконец, истину, что нет ничего вечного под Луной. Всё течет, всё изменяется.  «В этом сезоне будет моден синдром «того-то». Открывается пространство для второй производной изменчивости.

2

И вот она — суть. Синдром рассеянного внимания. Самый ценный, самый выдающийся синдром нашего времени! Синдром рассеянного внимания — признак нетривиальной, творчески одаренной личности с большим жизненным потенциалом.

Ни на чем не задерживайте вашего внимания более необходимого времени. Всё быстро меняется. Везде не успеете, всего не успеете. Расслабьтесь. Экономьте ресурсы. Нет смысла «зависать», задерживаться на чем-то сверх необходимого. Это — неэффективно, затратно. И — немодно. Даже неприлично.

Синдром рассеянного внимания становится ведущим трендом эпохи. Он становится эпохально-вселенским. Вечным, классическим. Это потрясающе, как потрясающе то, что иногда мы называем «явление становления классика при жизни». Он так быстро становится классиком, что предыдущие, «до-синдромные» поколения еще живы, но они не знают, что данное явление уже стало классическим. Мало того, даже умерев, эти поколения так и не узнают, что они жили во времена расцвета классика. Для них, по сути, выпадает огромный пласт мировой культуры. Ну да им будет всё равно..

Мы живем в удивительном мире, состоящем из параллельных суб-миров. Но чтобы преуспеть в восприятии целого, необходимо диагностироваться с «Синдромом Устойчивого Рассеянного Внимания».

И если «снизошло озарение» — отнесите это положительное явление на счет синдрома. Идите в ногу со временем. Будьте на гребне волны. Уже «ненормально» не иметь какого-нибудь, самого что ни на есть завалящегося синдромчика.  Присмотритесь внимательней, прислушайтесь. Найдите в себе синдром.

Становится просто нормой прислушиваться. «А что у вас?» Не-ет, это не об очередном апгрейде бытовой техники в квартире, или о новом автомобиле в гараже. Имеется в виду ОН, синдром. Разговоры имеют смысл тогда лишь, если это разговоры о «норме» и о «синдроме». Нет смысла говорить о деталях. Они скучны до колики в животе. Они — бесполезны. Внимание ускользает на второй строчке спецификаций. Ибо уже завтра всё устареет. И не вздумайте хвастаться, всё подвержено синдрому старения. В лучшем случае прослывете «калифом на час». Или всего лишь на те несколько минут, пока есть коктейль в бокале.

И всё смешивается в кучу. Как в доме Облонских. Потому что наметился развод. Да, большой, капитальный разлом. Мы разводим мосты, стрелки, времена и эпохи. Мы разводим нормальное и «синдроматическое». Мы разводим и переоцениваем. Мы переименовываем и переназначаем. Мы — в эпохе перемен. Мы — в непрерывной круговерти движения. Нет, нет, мы пойманы в прямолинейном движении вдоль линии разлома — расходящихся параллельных миров.

3

«Остановитесь!», кричат они. «Нам нужно вас хотя бы пересчитать! Мы не знаем, сколько вас придет на съемки! Подразумевается: «Сколько вас — «нормальных», а сколько — с «синдромом».

«А пошли ВЫ!..» отвечают им. «Нет времени!» Просто нет времени. Не то, что: «Надоело до смерти», или: «Ну сколько можно! Требуем перемен! Хлеба и зрелищ!» — Нет, вы представляете — у них просто НЕТ ВРЕМЕНИ задержаться на минуту!  «Что, не можете нас на ходу сосчитать?!» —  «Какие-то ненормальные!», слышится от первых. Ну и пошло, поехало.

«Не понимаю, как человек может быть и «одним и тем же», и всё время показывать обновленное лицо..»

«Он его перезагружает!»

«Только если он — Бог».

«Да какое там, он хорошо зарабатывает, у него есть средства платить косметическим хирургам.. у него есть аппарат поддержки, в конце концов».

«Он любит простые земные радости!»

«О-о, это вообще — модно!»

«Какой у него синдром?»

«Синдром боязни старения!»

«Синдром потери влияния…» (ляпнул кто-то)

«Мода! Кто сказал — «модно»?

«Вопрос конечно интересный..»

«При чем тут мода?»

«Так «шоу» и «мода»! Вот два ключевых момента текущей истории!»

«А синдром?»

«Само собой, само собой, брат..»

«Свет! Камера! Мотор! Начали!»

Мы — на съемочной площадке фильма «Выборы». Муссируются другие названия: «Революция — как модное шоу». Есть еще одно, заморское предложение в генерализованном драфте: «Октябрь (Март, Апрель) в (цветах) (фактурах) шагает по (планете) (региону)».

Фильм-то документальный, но — строго постановочный. Подразумевается некий сценарий, но он еще пишется. И будет писаться по ходу. Или, скорее, он будет отчетом произошедшего. В догонку. Для истории. Так пишутся сценарии лучших фильмов всех времен и народов. Как был написан сценарий «Касабланки». «А «Броненосец Потёмкин?!» — «То был шедевр монтажа» — «О-о, нам это годится…»

Интересно, будут ли в аппендиксе предоставлены сметы?..

Актеры — приглашаются. Но многих уже (давно!) снимают скрытой камерой. «Пробы», говорят. Других — просто снимают. Есть звезды. Канонические. Иконические. Комические. Нет только «темных лошадок» — строгий отбор. Массовка уже тут. Она первая пришла на площадку. «Да нет, она тут всегда была. Прийти собирается съемочная группа. Заметьте — впервые в истории».

Массовка обсуждает (см. выше) происходящее. Превалирует «синдром недоверия». Синдромов — масса, впрочем. И это — нормально. «Как у людей!» «Настоящее шоу! Ну, дожили наконец-то! Блокбастер! Впервые в истории страны!»

«А вы знаете, сколько камер будет задействовано на съемках?»

«Не-а.. Но я знаю, это будет предметом гордости за мою страну!»

«И мы опять будем впереди планеты всей!»

«Мы можем себе это позволить!»

«Он может себе это позволить!»

«Классная съемочная группа. Операторы, осветители, монтажеры, редакторы».

«Это будет незабываемо!»

«Это будет хитом!»

«Хитом — по голове!»

«Молчать!»

«Не могу молчать!»

«Приказано говорить!»

«А где компот?»

«А чё это вы тут делаете?»

4

Поразительный гвалт. Бурлящее море. Волны и пена. Брызги и качка. И всё это и опьяняет и отрезвляет, и происходит это одновременно. Вызывает похмелье, и тут же его вылечивает. Страна на пороге девятого вала событий. Не подведи! Не осрамись! Зажигай! Выдай шоу! Чтоб знали, чтоб помнили. Чтоб уважали. Время — вперед!

Не очень ли вас беспокоят синдромы?

«Дежавю?»

«Утраты чувства времени?»

«Утраты чувства меры?»

«Что за вопрос?!»

«Возмутительно!»

«К чему это анкетирование?» Потому что в этой стране в принципе невозможно быть «нормальным». Там можно быть только таким как все — «ненормальным». И это — нормально. Сначала вы думаете, что всё поставлено с ног на голову. Начинаете подозревать что вам втирают очки. Но, выясняется, это лишь оптический эффект.

На входе выдают специальный набор призматических линз. Берут рубль. Некоторое время вас будет преследовать синдром хождения на голове. Потом вы привыкаете, и всё вроде бы становится нормальным. Но начинает беспокоить другой синдром: кажется, что «кто-то постоянно ходит по голове».

Достало! Время покидать это гостеприимное место. На выходе набор отбирают. Берут два рубля. И опять, надо привыкать. В том числе, к правилу «Вход — рупь, выход — два». Но правило не складывается. За следующий вход непременно возьмут три. Получается: «Выход — два, вход — три». И так далее. Прогрессивная шкала.

Тем не менее, я подозреваю, что «с ними я — навек». Однако, никогда я туда не поеду. Несмотря на периодически возникающий ностальгический синдром. Словно набоковские бабочки, в стеклянные кластеры упакованы фейерии детских воспоминаний. Всё свое ношу с собой. Смотрю на горы. Где-то витает дух Князя Мышкина. Дух плавно обтекает меня, проникает вовнутрь, порождает новый, неизведанный синдром. «Так получилось. Записался в граждане кантона Ури. Ну и поделом тебе. Ну и повезло тебе».

Почему съемочная группа не планирует сцен на выезде? Такая прекрасная натура..

 

Запись опубликована в рубрике Литература Печать Язык. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

13 комментариев на «Latest Impressions»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.